«Война в судьбе моей семьи»

526

Первоисточник открывает новый проект «Правнуки Победы», в рамках которого мы будем публиковать работы кировских школьников, признанные лучшими на конкурсе сочинений о Героях Великой Отечественной войны.

Напомним, конкурс проводился по инициативе депутата Законодательного собрания Кировской области Рахима Азимова. Победители – а это 30 школьников из 23 районов области – отправятся в Международный детский центр «Артек». Публиковать работы мы будем в течение всего мая – ежедневно, по вечерам. 

«Нередко отвага людская больше познается в малом, нежели в великом»

О том, что мои прадеды воевали, я знаю по сохранившимся в семье документам дедушек, по скупым воспоминаниям о войне бабушек. Доказательством героизма служат их медали и ордена. За что их давали? Об этом своим детям они не особо рассказывали. Сегодня, спустя 70 лет, мы сами узнаём об их подвигах: находим наградные листы, приказы - архивы становятся доступными. Да, Родина заслуженно награждала своих героев.

…В крепкой крестьянской семье Марихиных было уже четверо сыновей, когда в 1938 году их отца Илью Гавриловича обвинили в антисоветской агитации. Его приговорили к 10 годам лишения свободы за «вредительскую работу по уничтожению поголовья скота в колхозной МТФ».

«Когда папу забрали, мама осталась одна с маленькими сыновьями: старшему Володе было 10 лет, Гере – 7, Коле -5, а младшему Толе только 3 месяца. Папу незаслуженно репрессировали, сослали на адский труд. Досталось моей маме - работала и в поле, и на ферме, и дома. Да еще клеймо – жена «врага народа»,  - рассказывает дочь Антонины Николаевны - моя бабушка, - Страшное время».

А тут еще началась война. Деревня Солманы, конечно, далеко от фронта. Здесь не падали с неба бомбы, не терзали землю танки, не стреляли. Войну, как и во всех тыловых деревнях и селах, люди на себе чувствовали, когда прощались с родными, когда дети стали работать за взрослых, болеть от голода, плакать после получения похоронок.

Спустя многие годы, сын Антонины Николаевны, Николай Ильич Марихин стал писателем, он немало писал о своем военном детстве, о «матушке родимой». Из его рассказов я узнала, как женщины и дети пахали, боронили, сеяли рожь, таскали конный плуг и бороны на своих плечах. А потом жали, молотили хлеб, собирали колоски, вывозили навоз на поля на быках.  После колхозной работы ещё управлялись на своих хозяйствах: огород, корова, сенокос. Дети постарше, конечно, помогали, порой и за взрослых мужиков были. Но для матери оставались детьми…

Дедушка Коля вспоминает: «А сколько маме пришлось перешить рубашек и штанов! Ничего не выбрасывалось недоношенным. Младшим братьям новое носить не доводилось, только после старших. Но они и не обижались, перешитое им казалось даже лучше нового - мама так постаралась! И не только своих детей обшивала она, кто просил – никому не отказывала. Была мама и ткачихой. Ткала она холст урывками – между основными делами, а потом ещё холст надо вымыть в щелочной воде, прополоскать на речке, просушить. А потом шить рубашки, онучи, полотенца…»

В школу сыновья ходили за четыре километра в любую погоду. В зимнюю стужу доставалось им, иной раз так мерзли, что домой приходили с плачем. «И тут уже мама жалела: растирала лицо, ноги, и на печь греться. А когда и русская печь от кашля не спасала, заваривала душицу. Лекарств в деревне не было, все уходило на войну. Лечила мама детей своими средствами: настоями черемухи от «живота», от болячек на теле березовыми вениками, репейными лопухами, травой чередой. О своих недомоганиях мама забывала: просто ей болеть было некогда …»

Чем мать кормила своих детей? А готовить особо было не из чего. К концу зимы кончалась и мука, и картошка. «Отварёнушка из соленых волнушек, щи из перловой крупы, гороховый кисель, кислая капуста - еда была скудной. А в конце войны доводилось и голодать. Животы росли от травяных лепешек. Спасала корова - «кормилица», без молока не выжила бы многодетная семья».

Наградой за терпение, самоотречение и труд стало возвращение мужа. Он не погиб от голода и лишений, как многие из его современников, он выжил. Выжил благодаря силе духа, а может быть, и благодаря чуду. Зимой 1943-го года Илью Гавриловича после 5 лет лагерей отправили из-за плохого состояния здоровья домой умирать. Выходила «покойника» любящая жена, поставила на ноги. В январе 45-го, в самое голодное время, родилась дочь Гета. Чудом да молитвами матери дочка выжила.

И  воевать довелось Илье Гавриловичу.  В апреле, в самом конце войны, глава семьи был призван по мобилизации, служил в Заполярном Арктическом полку. Ему было 39 лет. Был он  рядовым – огневиком на Японском фронте в составе 3-го Запасного артиллерийского полка Дальневосточной армии. Вернулся домой живым!

За участие в боевых действиях  на Дальнем  Востоке мой прадед Илья Гаврилович получил медаль «За Победу над Японией» и благодарность от лица И.В.Сталина. А женский и материнский героизм Антонины Николаевны отмечен   наградой «Медаль материнства» I степени и медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

О конце войны в деревне узнали от всадника, посланного из Всехсвятского. Он мчался во весь дух и кричал: «Победа!» Кто плакал в этот день, кто смеялся, кто пел - все перемешалось: и горе, и радость.

Закончилась война, но не закончились испытания для деревенских жителей. Послевоенные годы были тяжелыми и голодными. В 1947 году бог дал Антонине Николаевне дочь Калерию, последний раз испытывая на прочность материнские силы…

Все шесть детей Марихиных выросли хорошими людьми, почти все разлетелись по стране, подарили своим родителям 9 внуков. Всё реже собирается большая семья вместе, и ряды её тают, но всё чаще вспоминают  дети своих родителей: «Мама наша - великая труженица, всю жизнь работала на ферме. Надои её коровушек были лучшими в районе. И после выхода на пенсию продолжала мама работать в колхозе. К ней всегда, особенно в тяжелое время, шли женщины-соседки за помощью, за советом. На всех у неё находилось доброе слово. И для нас она умудрялась устраивать маленькие праздники даже в голодные годы. А себя никогда не жалела, на судьбу не жаловалась...»

…Не стало Антонины Николаевны на 70-м году жизни, а Илья Гаврилович умер в 1998 году, немного не дожив до 92 лет. На могилках их стоят памятники с фотографиями. На них они тепло и светло улыбаются, совсем как мои бабушки.

Подвигом мы считаем доблестное, важное для многих людей действие; героический поступок, совершенный в трудных условиях. Я думаю, что всю жизнь моих родных можно назвать подвигом: в очень трудных условиях не только выжили мои родные, они тяжело работали, воевали, растили детей, помогали людям…

Мы, внуки и правнуки, помним своих предков-героев. Помним и за всё благодарим их, достойных самой великой награды - нашей Памяти о них!

Автор: Дарья Чеглакова, с. Всехсвятское Белохолуницкого района