«Плохо, когда зимой светила луна – никакой маскхалат тебя не скроет. Ползёшь и видно, как твоя тень тоже ползёт, наст хрустит. Летом ещё ничего…»

197

Рубрика «Правнуки Победы».

Первоисточник продолжает проект «Правнуки Победы», в рамках которого мы публикуем работы кировских школьников, признанные лучшими на конкурсе сочинений о Героях Великой Отечественной войны. Напомним, конкурс проводился по инициативе депутата Законодательного собрания Кировской области Рахима Азимова. Победители – а это 30 школьников из 23 районов области – отправятся в Международный детский центр «Артек». Публиковать работы мы будем в течение всего мая.

Сегодня вашему вниманию сочинение ученика 10 класса школы №1 города Котельнича Даниила Елькина.

«Мой славный прадед»

Мой прадед, Кропотин Павел Кузьмич, родился 5 июня 1915 года в деревне Кропотинцы Котельничского района Кировской области. Закончил один класс сельской школы. Далее вынужден учёбу бросить, так как умер его отец, и он должен был помогать матери. В Красную армию был призван в сентябре 1939 года, проходил службу на Кавказе (в Армении, в непосредственной близости от советско-турецкой границы), где и встретил начало Великой Отечественной войны. В июне 1941 года начал участие в боях с фашистами в составе 541 стрелкового полка 136 стрелковой дивизии. В августе 1941 года получил тяжёлое ранение. В сентябре-ноябре 1941 года участвовал в оборонительных боях за Днепр в направлении Днепропетровск – Донецк – Ростов-на-Дону.

К 9 июля 1941 года в результате окружения наших войск в районе Минска, здесь образовалась огромная брешь, которую нечем было прикрыть. Это дало германскому командованию возможность приступить к форсированию Днепра – последней естественной преграде, закрывающей путь на Москву.

Из воспоминаний родственников, о форсировании Днепра прадед рассказывал примерно следующее: «Помолился про себя, ведь плавать не умею. Если бы не друг, то утонул бы. Зацепился за доску от разбитой лодки, а друг перетащил меня через Днепр. Такого ужаса, не приведи Бог, никому испытать. Над мостом переправы немецкие ракеты висят, бомбардировщики заход за заходом делают, артиллерия наша и вражеская бьёт. Переправлялись вплавь, на плотах, лодках. Наверное, половина не добралась до другого берега». Того друга звали Василий, он был то же с Земли Вятской. Не дожил он до победы, погиб. Прадед часто вспоминал его. Может быть, поэтому своего первого послевоенного сына назвал Васей.

5 ноября 1941 года с наблюдательных пунктов доложили о движении больших танковых колонн противника к переднему краю обороны 136 дивизии. В утреннем полумраке казалось, что надвигается сплошная стена вражеских машин. Развернув боевой порядок 16-ю танковую дивизию и мотомехдивизию «СС-Викинг», фашисты по всему фронту перешли в наступление. Силы противника почти в пять раз превосходили наши. Огонь и стальной скрежет смешали небо и землю.

Трудно было поверить, что в этом кромешном аду может сохраниться что-либо живое. Но советские воины, израненные, смертельно уставшие, пропитанные гарью и дымом, не сдвинулись ни на шаг. Тяжёлый бой выдержал 541 стрелковый полк, не имея в достаточном количестве противотанковых средств, понёс большие потери. Ни один боец не покинул своего поста. Бесстрашные воины расстреливали вражеские машины прямой наводкой из противотанковых орудий, забрасывали гранатами и бутылками с горючей смесью. В этом бою было уничтожено более 400 солдат и офицеров, свыше 20 танков и бронемашин противника. Командир полка подал донесение, что Кропотин Павел Кузьмич не вернулся с поля боя. Прабабушка Анна Александровна получила похоронку, в которой сообщалось, что её муж пропал без вести в районе села Ново-Спасовка Куйбышевского района Ростовской области. В архивах Министерства обороны он до сих пор числится пропавшим без вести.

С 1942 года Павел Кузьмич служил рядовым разведчиком в 401 отдельной разведывательной роте 353 стрелковой дивизии. По воспоминаниям родственников, о разведке в тылу врага прадед говорил нечасто: «В разведку брали только добровольно. Катастрофически не хватало кадров. На фронте действовало негласное правило: за двадцать подбитых танков, самолётов или взятых «языков» представлять к званию Герой Советского Союза. Основное задание у пеших разведчиков – это достать «языка» любой ценой, разведать оборону противника, его ближние тылы. Если прервана связь с соседями, значит наладить связь с соседями. Очень часто разведчиков использовали вместо пехоты. В тыл ходили в пределах двадцати километров. В зависимости от обстановки, задачи можно было задержаться за линией фронта на несколько дней.

Единственная тяжесть, которую мог себе позволить разведчик – это патроны. Их брали с собой побольше в карманы. Никакого вещмешка, пайка и прочего. Одежда обычная, без погон, без наград и знаков отличия. Под конец войны переоделись во всё немецкое – сапоги, маскхалаты, только пилотка своя. Карта всегда была с собой. Причём абсолютно чистая, на ней не было никаких отметок: ни своих позиций, ни немецких. Если тебя возьмут в плен, немец не сможет понять, где наши позиции и что ты успел разведать. Были заведомо невыполнимые задания, но всё равно заставляли себя идти, теряли людей. Очень часто возвращались ни с чем. Очень плохо, когда луна, особенно зимой, когда на снегу видны тени. Никакой маскхалат тебя не скроет. Ползёшь и видно, как твоя тень тоже ползёт, наст хрустит. Летом ещё ничего…».

23 июля 1943 года Павел Кузьмич был награждён значком «Отличный разведчик».

26 августа 1943 года прадед участвовал в столкновении с противником близ села Марухино Харьковской области. За проявленный героизм был награждён медалью «За Отвагу». Из наградного листа: «26 августа 1943 года товарищ Кропотин со старшим сержантом товарищем Гучковым, действуя в тылу противника в районе села Марухино Харьковской области, убили пять немецких солдат и одного взяли в плен. Пленного и ценные документы доставили в штаб дивизии. Товарищ Кропотин при этом проявил доблесть и мужество».

В сентябре 1943 года прадед получает вторую медаль «За Отвагу». Из наградного листа: «В ночь на 9 сентября 1943 года группа разведчиков в количестве 27 человек под командованием старшего лейтенанта Коновалова вела разведку боем в районе совхоза Борки Харьковской области. Стремительным броском разведчики овладели совхозом и до прихода стрелковых подразделений полтора часа удерживали совхоз в своих руках. В этой операции товарищ Кропотин показал себя смелым и отважным разведчиком».

23 августа 1944 года за взятие моста у села Сарата Саратского района Одесской области Павел Кузьмич был награждён Орденом Славы 3 степени. Из наградного листа: «23 августа 1944 года группе разведчиков была поставлена задача заехать в тыл противника и захватить мост у села Сарата. Товарищ Кропотин показал себя мужественным и храбрым разведчиком, при этом уничтожил 6 фрицев, взял в плен 8 фрицев, а также трофеи: два миномёта, две повозки и четыре лошади».

Также прадед получил две Благодарности Сталина за освобождение города Кривой Рог и взятии города – порта Констанца в Румынии, медаль «За оборону Кавказа»

За время войны Павел Кузьмич был трижды ранен. В апреле 1945 года в боях за освобождение Румынии он получил серьёзное ранение. Находясь дома в отпуске, Павел Кузьмич получил известие об окончании войны. Прадед вернулся в свою часть, которая стояла в Болгарии, а 8 октября 1945 года указом Сталина был демобилизован.

Вернулся прадед в родную деревню к жене и сыну. Особая страница в биографии Павла Кузьмича - бригадирство. Человек, закончивший только первый класс, долгие годы трудился бригадиром в колхозе. Он любил и понимал землю, его уважали люди. За добросовестный труд он награждался орденами и медалями.

Мой прадед Кропотин Павел Кузьмич был героем. Пусть со дня окончания войны прошло более 70 лет, но я помню и горжусь им и всеми воинами, отстоявшими свободу и независимость нашей Родины!