Алексей Торопов: Динозаврам просто не повезло

1544

Интервью с директором Вятского палеонтологического музея.

Жизнью древних животных, заселявших нашу планету миллионы лет назад, Алексей «заразился» ещё в школе – началось всё с энциклопедий и «Парка Юрского периода» на VHS-кассете. В тридцать выпускник естгеофака возглавил Вятский палеонтологический музей. На посту Алексей Торопов больше трёх лет, однако, признаётся, администраторская работа его нисколько не тяготит. А порой он берёт в руку указку и становится экскурсоводом – эмоций ради и общения для. Такие экскурсии, говорят, длятся больше положенного – часа по полтора. Каждое слово молодого директора посетители ловят, затаив дыхание, а после – аплодируют рассказчику. «Я просто делюсь тем, как сам участвовал в раскопках», – улыбается Алексей. На рабочем столе директора из белоснежных бумаг игриво выглядывает розовый пластмассовый динозавр. «Сотрудница подарила, – увидев мой интерес к игрушке, комментирует руководитель. – Конфеток там, правда, уже не осталось, а то я бы показал, как он их откладывает». Рядом, на тумбочке, макет парейазавра, найденного в 2015-м. Почти с этого места и началась наша беседа.

А минувший полевой сезон что принёс? – интересуюсь, оглядывая миниатюрного ящера.
Если раньше было достаточно большое количество находок – 10-20, и сильно страдало качество, то сейчас, по прошествии времени, берег хорошо очистился, нам попадаются крупные и интересные экземпляры, но реже. В большинстве своём это практически целые скелеты. Так, и в этом году наиболее яркой находкой можно считать череп с открытой пастью. Это чуть ли не 3-4 такая за всю историю изучения. Почему рот открыт? Можно предположить, что животное спускалось на дно и пыталось вдохнуть воздуха. Находка действительно интересная, уникальная, и к ней достаточно пристальное внимание. А вообще немало материала осталось ещё с прошлого года, который нужно препарировать. Так что, работать есть над чем.

Кстати, о прошлогодних находках. Одна ведь тянет на статус сенсационной, речь идёт чуть ли не об открытии нового вида древнего животного...
Да-да, всё верно. Сейчас плотно работаем с научным сотрудником Берлинского музея естественной истории Кристианом Каммерером. Когда Кристиан впервые приехал поработать с нашим материалом, он изумился его высокой сохранности и видовому разнообразию (от детёнышей до крупных особей). Началось детальное изучение некоторых находок, одну из них мы считали просто аномально большой особью горгонопса. А когда стали детально изучать строение зубов, нёбных костей, возникло предположение, что это, скорее всего, новый вид животных, который впервые будет описан для территории России. Пока мы это особо не афишируем, так как, чтобы делать такие громкие заявления, нужно провести достаточно большой объём работы – анализ, промеры, дополнительные препарации и др. Надеюсь, что в следующем году статьи две на международных журналах опубликуем.

Кроме положительных моментов работы, работа на местонахождении принесла и ряд неприятных – случаи вандализма.
Такое случается, и найти виноватых бывает достаточно сложно. Подобные поступки отдыхающих (чаще всего неосознанные) нас толкают к тому, что мы будем устанавливать более жёсткий контроль над местонахождением. У нас уже есть предварительная договорённость с казаками об охране территории. Услуга не бесплатная, но мы готовы платить. Когда к туристам, которые жгут костёр, мусорят, подъедут люди в погонах на лошадях и сделают замечание, пригрозят нагайкой, это должно подействовать.

Кроме того, сейчас работаем над тем, чтобы включить местонахождение в список ЮНЕСКО и придать ему официальный статус, что позволит, в частности, осуществлять охрану на федеральные средства. Но это произойдёт не раньше 2,5-3 лет.

Учитывая, что ежегодно ваш музей пополняют порядка десятка и более новых экспонатов, места хватает, чтобы всё показать?
Нам необходимо расширение. Посудите сами, 900 предметов основного фонда – находки, ценные как для экспонирования, так и для науки, а также около 1800 предметов научно-вспомогательного фонда. В общей сложности почти 3 тысячи экспонатов! Конечно же, среди такого количества есть очень яркие и интересные вещи, как то точные копии черепов древних людей или челюсть мамонтёнка, зубы которого только-только начали прорезаться, или коллекция минералов... Имеющиеся площади нам не позволяют в должной мере показывать всё, что хотелось бы. Наличие ещё одного зала смогло бы разгрузить фонды, расширить лабораторию. Сейчас ищем возможности использования дополнительного помещения.

Да, дел у вас невпроворот: тут научное открытие, там хозяйственные нужды. И лирика, и физика. Вот и расскажите, как молодой исследователь стал директором музея?
Когда учился на естественно-географическом факультете, году в 2002-2003, в качестве волонтёра участвовал в раскопках на Котельничском местонахождении. Там познакомился с основателем музея Альбертом Хлюпиным, другими сотрудниками. И как-то затянуло.

Каждое лето копали и делали находки. После вуза поступил в аспирантуру, потом устроился научным сотрудником в музей, затем трудился в фондах, длительное время был главным хранителем музейных предметов. А три года назад Альберту Юрьевичу предложили участвовать в создании Музея головных уборов и в 4-месячном кругосветном путешествии. Он выбрал то направление, а поскольку срок отсутствия руководителя был достаточно большой – 4 месяца – в министерстве меня просили: «Справишься?». Я сказал: «Справлюсь». Конечно, раскопки не оставлял. В этом году, правда, был на Местонахождении всего раз или два. А до этого уезжал на целые выходные. С одной стороны, поработал, с другой – отдохнул, с коллегами пообщался – туда ведь приезжают палеонтологи из Казани, Саранска, других городов.

А первую свою находку помните?
Самая первая оказалась для меня и самой крутой. Сначала я нашёл просто обломок остеодермы (вторичные кожные окостенения – прим. ред.). Начали смотреть, а дальше – целый скелет парейазавра. Под ним – ещё один! Ниже – несколько костей от третьего!

Целая компашка!
Да, такая яма с древними жабами...

Романтика...
Там действительно отключаешься. От сложностей, городской суеты. Когда сидишь на берегу у костра с кружкой чая, заваренного из мяты или шиповника, и идёт разговор, что можно улучшить в работе музея, что можно сделать... Нечасто, но стараюсь туда выбираться.

За кружкой мятного чая наверняка обсуждали тему исчезновения динозавров. Какой версии сами придерживаете?
Я считаю, что динозаврам просто не повезло. Ведь их вымирание длилось порядка 10-15 млн лет. И, скорее всего, самые последние из них могли видеть и предков четвертичных животных. А не повезло динозаврам в том, что на границе мелового периода началась череда неудач – упал метеорит, который спровоцировал движение земной коры и активизацию вулканической деятельности. Это, в свою очередь, привело к тому, что в атмосферу выбросилось огромное количество пепла, светопроницаемость снизилась, климат начал меняться – стало холоднее. Флора пришла в упадок. Растительноядные животные стали голодать. Речь идёт о целом комплексе причин.

Так, хорошо, Алексей, а как вы можете объяснить образование целого кладбища парейазавров на территории Котельничского района?
В других местах тоже были обнаружены останки этих древних ящеров. Например, отдельные элементы скелета нашли на Филейке. Однако местонахождение, конечно, особый случай. По одной из гипотез, по нынешней территории Котельничского местонахождения проходил путь миграции этих животных, который попадал на сезон проливных дождей. Куда они шли – к месту обитания, размножения – пока вопрос. Путь их пролегал по глинистым болотам с ямами и ухабами. Дожди размывали глину, и она превращалась в такую субстанцию, когда и плыть не получается, потому что глина достаточно густая, да и идти по ней невозможно. Животные проваливались в ямы, которые могли быть весьма глубокими, и попросту тонули. Именно поэтому некоторые скелеты выглядят так, будто животное пытается выбраться, тянет голову вверх. Благодаря глине древние ящеры попадали в удивительные для захоронения условия, как бы консервировались. Многие скелеты обладают удивительно высоким процентом сохранности – до 95%!

 

Убедился я в этом воочию уже через пару минут, когда мы вошли в полумрак одного из залов, временно скрытого от любопытных глаз посетителей. У наших человечьих ног на внушительных основаниях лежали монолиты со скелетами парейазавров. «Настоящие?», – спросил я, не скрывая изумления. «Да, вот представьте, эта жаба бегала по земле 250 миллионов назад, – сказал мой собеседник, гладя косточки распластавшегося в вечности животного. И продолжил: – Кстати, её, точнее его – Петрович зовут». Алексей улыбнулся, держа в руке бумажку с именем экспоната. Я сделал шаг в сторону и, чуть запнувшись, наткнулся на другого местного обитателя. «А это Масяня, – представил директор свернувшегося почти калачиком ящера. – Масяня – потому что челюсть его застыла в полуулыбке...»

Беседовал Богдан Вепрёв

Досье
Торопов Алексей Леонидович

Дата и место рождения: 23 октября 1983 года, город Кирово-Чепецк

Образование: естественно-географический факультет ВятГГУ

Семья: холост, детей нет

Увлечения (хобби): туризм, фотография, гитара, спорт

Любимая книга: Чак Палланик «Призраки»

Любимый фильм: «Бойцовский клуб»

Любимое блюдо: шашлык

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ