Нежная леди с железным характером. Интервью с кировской крановшицей Ниной Масленниковой

2093

Проходя мимо будущего дома и любуясь, задрав голову, «жирафом», который возвышается над стройкой, мы думаем, что там, в кабине, суровый рабочий железной рукой направляет движение грузов. Однако на днях Первоисточник познакомился с удивительной чепчанкой Ниной Масленниковой – мамой троих детей с нежным голосом и мягким взглядом, внутри которой скрывается истинная железная леди. Профессия Нины – машинист башенного крана.

Мы договорились встретиться на объекте, где сейчас работает Нина, на улице Ленина областного центра, во время её перерыва. Я уже ждала нашу героиню у подножия её башенного крана КБ-408.21, когда она ловко спускалась по лестнице со своего рабочего места. После приветствия я задала, наверное, самый напрашивающийся вопрос:

– Вы всегда спускаетесь с крана и поднимаетесь на него своим ходом?
– Да, приспособлений тут никаких нет. В день приходится один или два раза подняться-спуститься, в зависимости от того, спускаешься ли на обед. Мне это не тяжело, хотя высота более 50 метров.

– Давно вы служите машинистом башенного крана?
– Два года. До этого работала на производстве резинотехнических изделий. Хотя по образованию я вообще продавец.

– А почему решили сменить профессию?
– Было сразу несколько причин. На прежней работе стало неинтересно, да и по доходам она перестала меня устраивать. Пошла в центр занятости, и мне там предложили выучиться на машиниста башенного крана. Я согласилась. Училась у себя в Кирово-Чепецке, тогда ещё там тоже учили, сейчас только в Кирове.

– Как-то неожиданно – предложили традиционно мужскую профессию...
– Неправда, наоборот – это традиционно женская работа. Раньше, в основном, ею женщины занимались, а сейчас, например, в нашей компании крановщиков и крановщиц где-то 50 на 50. Просто все женщины в возрасте уже. Моя наставница тоже пожилая была, может, сейчас уже на пенсию ушла.

Вид с крана, на котором работает Нина Масленникова

– Какой у вас график работы?
– На этом объекте два на два, а так, в основном, сейчас все объекты работают на пятидневке.

– А что самое сложное в вашей работе? Требует она каких-то значительных физических усилий?
– Физически она не сложная; очень много требований, скорее, психологического характера. Нужно быть очень внимательным, аккуратным, ведь, на самом деле, это, в первую очередь, работа не с грузами, а с людьми: никого не задеть, ничего не уронить, не дай бог никого не убить. И очень важна стрессоустойчивость, потому что и погода всякая бывает, и условия – нужно успеть среагировать, не испугаться, не бросить всё.

– Высоты не боитесь?
– Боюсь, но в кабине не страшно. Вообще, с этим можно справиться – работать-то надо. Чаще, наверное, бывает не страх высоты, а страх самостоятельной работы. Случается, люди выучатся, поработают с наставником, пройдут стажировку, а когда остаются одни – просто не могут.

– А к чему вам было сложнее всего привыкнуть на этой работе?
– Это как машиной управлять. Если ты отучился в автошколе – это не гарантия того, что ты хороший водитель. Так и здесь: чтобы ты научился действительно хорошо работать, нужно время, а его мало – приходишь, и от тебя ждут, что ты уже сразу всё делать будешь, и делать быстро. Вот это самое сложное: собраться, не впасть в панику, а делать то, что нужно.

– Какие-то интересные или, может быть, даже опасные случаи были у вас на работе?
– Так скажем, ничего, о чём бы хотелось рассказывать. Хотя это такая работа, что тут чуть ли не каждый день – одни «случаи».

– То есть стресс есть. Как с ним боретесь? Может быть, есть у вас какие-то медитативные хобби вроде вышивания?
– Ну, здесь характер нужно иметь. Многие жалуются на то, что весь день одни. Я знаю крановщиков, которые говорят бригаде: «Давайте разговаривайте хоть вы со мной». А так – музыка, чай. Мне нормально. А хобби... Я вязать люблю, вышивать. Ну и, пока до дома доберёшься, уже забудешь про весь стресс: представляете, что значит трое детей? Они ведь не спрашивают: «Мама у тебя нет стресса?». Надо срочно переключаться, заниматься совсем другими делами...

C детьми на теплоходе – средним сыном и дочкой

– А близкие за вас не беспокоятся?
– Беспокоятся. Просто я стараюсь их особо не посвящать в то, что происходит. Когда особо эту работу не знаешь, то и опасных нюансов не представляешь. Знаешь только, что «ну, да, ветер – сложнее управлять техникой», даже ограничения есть – во время сильного ветра нельзя работать.

– Дети не планируют по вашим стопам пойти?
– Не надо по моим! (Смеётся.) Да они и не рвутся. Старшие хотят водителями быть, но им 12 и 11, так что пока о выборе профессии говорить рано.

– Сменить работу пока нет желания?
– Нет, мне она очень нравится!

Беседовала Влада Исакова

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ