Поколение «П»

302

Согласно теории поколений Уильяма Штрауса “поколение Z” (zero) - это поколение людей, родившихся в районе “нулевых”, проще говоря, сегодняшняя молодежь. Однако российских его представителей в контексте произошедшего в Отечестве за время их жизни вполне справедливо назвать еще и “поколением П” (Путина). Никаких аналогий с романом Виктора Пелевина. Это поколение, за всю свою сознательную жизнь не заставшее никакого другого политического продукта, кроме “путинской России”.

Из всех возрастных категорий до недавнего времени внимание режима менее всего было приковано к поколению, ровесником которого он является. Голос провластных молодежных организаций был едва различим, школьное образование обошли стороной серьезные реформы, а государственная пропаганда была ориентирована на другую возрастную категорию. Живущую в относительном благополучии молодежь считали в целом удовлетворенной положением дел в стране и вполне аполитичной.

Все начало меняться после мартовских и июньских антикоррупционных акций, на которых школьники и студенты были если не самым многочисленным, то самым заметным и обсуждаемым слоем протестующих. На фоне этого вполне закономерной выглядит реакция власти и ей сочувствующих. Порицание недовольных в школах и вузах, фраза Владимира Соловьева про “два процента дерьма” и “детей коррупционеров”, встреча президента с учителями, на которой говорилось о приоритетности патриотического и трудового воспитания над приобретением знаний, его обращение к выпускникам, “открытый урок” и“недетский разговор” в “Сириусе”, или встреча депутатов Госдумы с блогерами, “лидерами мнений”, среди молодежи: такой заинтересованности госаппарата молодежью не наблюдалось, пожалуй, со времен комсомола.

И после третьей волны протеста с массовым участием молодежи, 7 октября, остаются актуальными вопросы: что же представляет из себя поколение, представители которого в массе своей еще даже не имеют избирательных прав, возможно ли что именно они станут основными носителями открытого недовольства в традиционно покорно-патерналистском российском обществе и каким-то образом изменят положение дел в стране?

Принципиальное отличие “Z” от своих более старших соотечественников заключается именно во времени, в котором они жили и взрослели, известном также, как “тучные годы”. Поднимающиеся год от года цены на энергоносители вкупе со свободным рынком обеспечили немыслимые для советского человека условия существования, воспринимаемые родившимися при Путине как данность. Они имели возможность пожинать плоды преобразований девяностых годов, не застав при этом ту трудную “эпоху перемен”. В нулевые консьюмеризм становится национальной идеей, а посещение стран дальнего зарубежья для многих россиян перестает быть неосуществимой мечтой. Именно это: желание прилично зарабатывать в будущем для удовлетворения своих потребительских потребностей и иметь схожее со своими сверстниками на Западе качество жизни идет вразрез с тем, что готова предложить им сегодняшняя власть. Это люди, только входящие во взрослую жизнь, и некоторые из них, как правило наиболее одаренные, просто не видят возможностей для реализации приемлемого для себя жизненного сценария в собственной же стране, о чем говорит количество обучающихся за рубежом россиян.

Поэтому участие молодежи, причем “небитой” доселе молодежи, в акциях Навального вполне предсказуемо. Алексей на доступном для них языке и понятной им интернет-площадке сформулировал беспроигрышные лозунги и призвал действовать. Причем став единственным лидером “несистемной оппозиции”, который нашел с “Z” общий язык, тем самым невольно ассоциировав оппозицию с собой в глазах молодежи, хотя бы в виде мема “Нэвэльный”.

Однако после акций 7 октября становится очевидно, что протест становится не масштабным, а скорее наоборот, чем-то эфемерным, что проходит, как способ небанально провести время, и повторяется только по воле бессменного организатора. Цели предыдущих акций достигнуты не были, власть не пошла на диалог с недовольными, это не привело к повторным протестам. Вероятно, у выходивших под организацией Навального не очень с самоорганизацией без Навального. Также среди протестующей молодежи нет четкого, разделяемого большинством, представления о том, куда и как должна двигаться Россия. Большинство лозунгов - они про настоящее, а не про будущее. Проще говоря, вожделенного “образа будущего” нет не только у власти, но и у оппонентов власти.

Однако картина совсем не пессимистична. Даже в стране с гибридным режимом способов волеизъявления достаточно, чтобы продолжать отстаивать свою позицию, нужно лишь ее сформировать. И в первую очередь этим должна заниматься, конечно, молодежь, которой дольше всего в этой стране жить, сейчас все в ее руках. Изменений не может не быть: гибридные режимы всегда постепенно перерождаются либо в демократию, либо в автократию, либо исчезают совсем. По какому сценарию пойдет РФ - покажет время.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ