"Черные" риэлторы пытались отравить мужчину из-за квартиры

126

Чтобы завладеть двухкомнатной квартирой 49-летнего жителя города Кирова Сергея Корсакова, расположенной в 10-ти этажном кирпичном доме в юго-западном районе, "черные" риэлторы, в состав которых входили представители одной из диаспор, угощали его выпивкой. В нее они подмешивали сильное антипсихотическое средство (нейролептик). После отказа покинуть квартиру кировчанина избили до полусмерти. По мнению родственников Корсакова, черной схеме злоумышленников потворствовали отдельные сотрудники органов власти, которые нарушили должностную инструкцию.


Сергей Корсаков напротив дома на Воровского,102.


В квартире Сергей Корсаков проживает с 1987 года. Она досталась ему от матери – участницы Великой Отечественной войны. Последние два года в квартире он жил один. Новые знакомые у Сергея, работающего отделочником, появились ещё весной. Всё как обычно: разговорились во дворе и на квартире (Воровского, 102) решили выпить.

- Увидел давнего друга, который оказался директором крупного кировского агентства недвижимости. Он и познакомил меня со своими приятелями, с которыми дружит несколько лет, - представителями одной из диаспор (фамилии есть в редакции). Они живут в соседнем со мной доме. Они-то и решили обманом приобрести право на мою квартиру, - сообщил Первоисточнику Корсаков.

"Вначале у меня пропал паспорт. Я написал заявление в полицию. Однако риэлтор сказал, что поможет сделать новый за три дня, что у него связи в УВД, УФМС и других структурах. Новый паспорт выдали через 3 дня, правда сведения о ранее выданных паспортах были в нем неполными, об этом я узнал позднее".

Напомним, что срок выдачи паспорта в случае утери составляет до 2 месяцев.

Сергей Корсаков после нападения. Фото сделано 18 июня.


В майские праздники знакомые опять наведались к Корсакову и угощали водкой и пивом, а он доверился им.

"Сделав несколько глотков пива, я почувствовал головокружение, помутнение зрения, слабость, необъяснимую заторможенность. Перед тем как я уснул, меня просили расписаться в договоре на оценку, текст я не читал, но он был напечатан на двух листах с одной стороны, вторая сторона листа была чистой. Позднее злоумышленники на чистой стороне напечатали текст договора купли-продажи. А второй лист договора оценки бесследно исчез. В квартире был не один, а с приятелем, у него было аналогичное моему состояние, после испития спиртных напитков, принесенных гостями".

"8 мая меня посадили в машину и увезли, как выяснилось позднее (только 17 мая) в здание на Спасской, 16, где находится управление Росреестра. Перед тем как меня ввели в помещение, на голову одели кепку, так как волосы на моей голове были взъерошены. Там мне подсунули какие-то бумаги, как выяснилось позднее (только 17 мая) это было заявление. Девушка специалист-эксперт, как выяснилось позднее (17 мая), (фамилия есть в редакции) сразу же приняла у них все бумаги, даже не изучив мой паспорт и не посмотрев, что я нетрезвый с перегаром, в состоянии дурмана. Договор купли-продажи моей квартиры прошёл пятидневную гос.регистрацию по ипотеке, вместо общего месячного срока. Как выяснилось 22 мая, документы, принятые по ипотеке, отзыву в одностороннем порядке не подлежат"

Сергей Корсаков после нападения. Фото сделано 15 июня.


"Только спустя 10 дней, а именно 17 мая я был обнаружен сотрудниками МЧС в своей квартире в состоянии дурмана. Причем МЧС вызвали сами злоумышленники, чтобы проникнуть в квартиру. В тот же день они пытались вытащить меня с вещами на улицу, заявив о том, что оформили на себя право собственности на мою благоустроенную квартиру, о чем 17 мая получили Свидетельство, и даже перевели на себя мой лицевой счет".

Как оказалось, для Корсакова они приготовили новое жилье – неблагоустроенную квартиру в старом деревянном бараке, 1967 года постройки, на окраине поселка Садаковский, недалеко от выгребных ям со зловонным запахом нечистот. За эту квартиру он якобы заплатил 1,8 млн руб., вырученные за продажу своей двухкомнатной благоустроенной квартиры, расположенной в 10 этажном кирпичном доме, которую он не продавал.

В этот дом в поселке Садаковский хотели переселить Корсакова.


Однако Сергей Васильевич никаких денег за квартиру в бараке не платил, а в гос.регистрации права собственности на нее ему отказано управлением Росреестра 21 июня.

Еще 22 мая в управление Росреестра Сергеем Васильевичем было подано заявление, в котором он просил возвратить документы, так как не осознавал совершаемых действий.

- Договор купли-продажи является подложным, с ним я не был ознакомлен и его не заключал, ни каких денег (1800000 руб.) в оплату стоимости своей квартиры я не получал, продавать квартиру не желаю. Она является моим единственным местом жительства, - говорит Корсаков.

На помощь Сергею Корсакову пришли родственники, которые 17 мая узнали о случившемся. По совету племянника–юриста Сергей Васильевич выдал экспертам наркоконтроля бутылки из-под пива и водки, которые дарили ему гости. Позже, по результатам исследования выяснилось, что в жидкости был обнаружен медицинский препарат «Трифтазин» - сильное антипсихотическое средство (нейролептик), используемое при лечении больных шизофренией. Кроме того, Сергей Васильевич о совершенном в отношении него мошенничестве сообщил в полицию, УБЭП и прокуратуру.

Дом в Садаковском находится поблизости от выгребных ям.


После многочисленных угроз в адрес Корсакова и его родственников конфликт перешёл в открытую. Так, 14 июня вечером на Сергея Васильевича было совершено внезапное нападение, когда тот шел в продуктовый магазин, расположенный в его доме.

"Во дворе двое человек подкараулили меня, ударили сзади, повалили на асфальт и стали забивать ногами по голове и телу. Когда я потерял сознание, они ушли. Еле живой я добрался до квартиры. В нападавших я узнал злоумышленников. В полицию мной было подано заявление о привлечении нападавших к уголовной ответственности".

Помимо того, еще 7 июня Корсаковым в Ленинский районный суд города Кирова было подано исковое заявление к ответчикам о признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности. При этом Корсаков заявил перед судом ходатайство. В связи со значительной суммой гос.пошлины, которая составила почти два десятка тысяч рублей, и его тяжелым материальным положением, он просил предоставить отсрочку по уплате гос.пошлины до момента вынесения решения по делу.

Однако 10 июня помощник судьи, к которому поступило заявление Корсакова, указала ему на то, что исковое заявление будет оставлено судьей без движения, поскольку Корсакову необходимо подтвердить свою неплатежеспособность. Было сказано и о том, что судья, которой поступило его заявление, уходит в отпуск и выйдет только в августе. Поэтому Корсакову будет удобнее и быстрее забрать свое исковое заявление, приложить к нему справку из ЦЗН о том, что он не получает пособие по безработице и другие документы подтверждающие неплатежеспособность. А после этого надо будет повторно обратиться в суд с тем же заявлением, которое будут принято уже другим судьей. Это Корсаков и сделал, прислушавшись к словам помощника судьи.

Злоумышленники, возможно, узнав о том, что Корсаков забрал заявление уже 14 июня, подкараулив его у дома, совершили нападение, обезобразив внешность, сломив физически, приведя в длительное нетрудоспособное состояние, а сами, выиграв время, 24 июня обратились в Ленинский районный суд города Кирова с исковым заявлением (которое было принято судьей к производству уже 28 июня. В нем они просят суд «выселить (освободить квартиру и вывезти имущество) Сергея Корсакова из занимаемого жилого помещения и снять его с регистрационного учета в квартире расположенной в доме Воровского, 102, без предоставления иного жилого помещения».

Таким образом, Сергей Васильевич должен быть выселен и снят с регистрационного учета из его единственной квартиры, оставшейся от матери.

Корсаков повторно смог обратиться в Ленинский районный суд города Кирова с исковым заявлением только 28 июня. Определением судьи от 3 июля исковое заявление Корсакова было оставлено без движения из-за неоплаченной в полном объеме гос.пошлины.

9 июля в оплате гос.пошлины Корсакову Сергею помогли родственники.
Сейчас Сергей Васильевич сменил все замки во входных дверях.
— За жизнь боюсь, — говорит Корсаков. — Поэтому и обращаюсь к вам в редакцию за помощью.

Первоисточник надеется, что данная информация заинтересует сотрудников областной полиции и прокуратуры.