Уржумский «орешек» - задачка со многими известными…

30

Читать детективы интересно, смотреть захватывающие сюжеты по телевидению или на большом экране – вдвойне, а вот в реальной жизни «Следствие ведут знатоки» выходит совсем не таким увлекательным. Скупые новости о ходе следствия по делу об Уржумском спиртзаводе ясности в этот «уржумский детектив» не приносят.



Мало того, что Кировская область реально рискует – и об этом говорят не только в кабинетах, но и на лавочках судачат! – потерять изрядный кусок бюджетных средств в 600-700 миллионов. Не будет завода – не будет налогов, это понятно. Мало того, что сельхозпроизводители нашей небогатой и совсем уж непромышленной области всерьез опасаются потери рынка сбыта своей продукции – федеральным «монстрам» не нужна возня с небольшими производствами местных продуктов, как это принято в «Глобусе». Так еще и само следствие преподносит сюрпризы один другого хлеще.

Сам факт, что кого-то заключили под стражу, предполагает как минимум что эта мера обеспечит быстрое завершение дела. Что представляет себе обыватель? Допросы, вопросы, очные ставки. Но нет – пятеро кировчан просто сидят. За все время, по имеющейся информации, не проведено и десятка допросов.

Что же касается сути, то с ней проблем еще больше. Нет внимания к результатам прокурорской проверки, официальным ответам правительства региона об отсутствии претензий и законности итогов аукциона. Нет внимания к самому факту, что главным обвиняемым К. Арзамасцевым не могли быть и не были превышены полномочия, а тем более речь не идет о растрате – К. Арзамасцев лишь буквально исполнил волю Правительства, выраженную в Постановлении, которое было одобрено депутатским корпусом и прошло проверку в контролирующих органах.

Не меньше вопросов у экспертов и специалистов рынка вызывает позиция следствия в отношении предпродажной оценки пакета акций. Еще на старте ситуации директор Центра исследований федерального и регионального алкогольного рынков алкоголя «ЦИФРРА» Вадим Дробиз заявил: «Любой товар стоит столько, сколько за него готов заплатить потенциальный покупатель. В конце же 2010 года, когда прошла приватизация госдоли в Уржумском СВЗ, на алкогольном рынке началась административная реформа отрасли и все понимали, что это чревато существенным сокращением операторов и высвобождением производственных площадок. Впрочем, это и произошло – многие отличные современные предприятия оказались закрытыми, их собственники не могут найти покупателей на эти активы до сих пор».

То есть, вообще удача, что кировскому Правительству удалось продать в те годы небольшой пакет акций за вполне приличные деньги. А бюджету и экономике области эта покупка была лишь на пользу, уверены региональные эксперты.

- В Кировской области прежде существовали четыре предприятия такого рода. На сегодняшний день Уржумский СВЗ остался в гордом одиночестве. Остальные – банкроты, - говорит Николай Липатников, президент Вятской торгово-промышленной палаты (ВТПП), академик РАЕН. - Практически вся прибыль шла на развитие производства, латание дыр. Если бы пакет акций не был продан, завод ждало разорение. В этом у нас мало кто сомневается.

- Российские мощности по производству алкогольной продукции избыточны. Водочный рынок в нашей стране перегрет, - считает член президиума ВТПП Константин Маркович Гозман. – Участники рынка об этом прекрасно осведомлены, и потому покупателей на такие предложения немного. Что же до «истинной» цены акций, заявленной Следственным комитетом, то у меня, да и не только у меня, здесь большие вопросы. Надо проводить анализ в сравнении с другими предприятиями подобного плана.

Генеральный директор  компании «МЦ-5», работающей под работающей под брендами «mobel&zeit» и «Формула Дивана» Игорь Израилев из Кирово-Чепецка говорит: «Сам повод у меня вызывает сомнения.  Аукцион был проведен публично. Многое непонятно в части претензий к оценке стоимости акций. И потом, спустя несколько лет – из одного упоминания завода в интернет-переписке раскручивается целое дело… У меня полное ощущение искусственности происходящего».

Сейчас вопрос у следствия – все в той же цене и ее обосновании. Как известно, некий «Центр менеджмента и консалтинга» провел свою оценку и заявил, что «маловато было» - вроде бы как цена должна была бы быть больше. Порядка 197 миллионов. На это и опирается следствие.
Откуда взялись все эти «бы»?! Ведь если дважды два равно четыре, то так оно и есть. Понимают это и специалисты по оценке. Нормы экспертизы в оценочном деле довольно строги: сравнение результатов только однозначными методиками, опора на международные рекомендации, есть даже четкие правила сравнения оценок разных экспертов.

А вот если эти все узаконенные нормы и обстоятельства обойти, то тогда конечно, дважды два может оказаться и пять, и двадцать пять. Только будет это незаконно. Или следствию надо подвести цифру под нужный ответ?

Более того, «вятским сидельцам» в нарушение законных прав не дали ознакомиться с отчетом М. Поповой и заключением некоего «Центра», материалами проведенной финансово-экономической судебной экспертизы, где «прореха на прорехе», если говорить по-нашенски.

Первое: сами отчет и заключение проведены по разным методам, а значит – не могут быть сравнены. Так гласит закон об оценочной деятельности.

Второе: странным образом, эксперту следствие предоставило лишь эти два документа с разницей оценки в 100 миллионов, хотя были представлены и другие оценки – Северо-Западного проектно-экспертного бюро (оценка порядка 95 миллионов), независимой экспертной организации «Лэйк» (те же акции оценены в 97 миллионов). Вот почему-то они следствие не заинтересовали. Почему-то именно эти цифры других оценщиков следствию не понравились. Может, потому, что они близки к оценке подследственной М. Поповой? Н-да, нестыковочка.
По информации адвокатов подследственных, у них даже не приняли отчеты независимых экспертов, а это уже серьезное нарушение закона, называемое «лишением права на защиту».

Третье: привлеченный следствием некий эксперт К. Петров ради «пользы дела» умудрился в своей оценке учесть еще не созданные в 2010 году активы предприятия! Вот это взгляд в будущее! То есть объектов на заводе в 2010 году еще не существовало, а заботливый Петров их присовокупил к оценке того периода. Мало того, он еще и особую оценку миноритарного (по сути, ничего не решающего) пакета акций сделал – со скидкой в 40 %, тогда как на подобные пакеты применяется скидка до 70-80 %. Простым языком, это как если б вам некондиционные яблоки со скидкой «впаривали» как высший сорт. Это ж на каком таком рынке такие правила? А – вот так как-то. Легко и непринужденно.

В нарушение закона в своих действиях экспертиза вышла далеко за рамки законных полномочий, умудрившись задаться вопросом «рыночной стоимости» указанного пакета акций на 1.07.2010 г.

Федеральное законодательство четко определяет всего лишь только два вида экспертного исследования: проверка соответствия отчета об оценке требованиям законодательства и подтверждение стоимости предмета оценки в соответствующем отчете. То есть нам должны сказать: оценщик закон нарушил или нет, определенная им стоимость соответствует исходным данным или нет.

Закон не допускает проведение новой оценки в ходе проведения экспертизы. Проще говоря, ответ должны быть такой: яблоки нам продали по закону или нет. А не выдумывать, сколько могли бы стоить эти яблоки, которых эксперт и не видел никогда.

И еще нюанс: оценочное дело материя тонкая – тут законодательно принято мух от котлет отделять. То есть нельзя сравнивать отчеты оценщиков из разных саморегулируемых организаций – так эти структуры называются. Нельзя сравнивать Фому и Ерему, грубо говоря, незаконно это. Про Фому – так про Фому. Про Ерему – так про Ерему.

Вот и выходит, что подобная экспертиза проведена не по закону, с нарушениями, а значит, доказательством служить не может. Ведь если гаишник вам предъявит за обгон, которого не было, вы ему штраф платить не будете? А еще и в суд на него подадите, чего доброго. Так же точно и здесь – аргумент незаконен, следовательно, не аргумент.

Только вот чем это поможет нашим вятским, за решеткой сидящим, пока не понятно. Грызут следователи «уржумский орешек», да никак не разгрызут. Хотя все участники аукциона и детали – известны и публичны, документы представлены.

А если так, то мнение председателя Кировского отделения «Опоры России» Андрея Маури, что вся эта история – сигнал о том, что надо сворачивать бизнес в Кировской области, вполне имеет право на существование.
Угрозой для всего бизнес-сообщества, угрозой для экономики и политической стабильности в регионе считает происходящее и депутат Законодательного собрания (фракция КПРФ) Багама Джамалутдинов.

Да и сам арест людей, которые никуда не скрывались и сотрудничали со следственными органами, воспринимается многими как пощечина не только бизнес-сообществу Вятки, но как прямое противодействие политике Президента России.

- Президент России Владимир Путин однозначно сказал: необходимо отказаться от пресловутой «презумпции виновности» предпринимателей, - делится мнением старейший депутат Законодательного собрания Кировской области, председатель аграрного комитета, лауреат Государственной премии Николай Киселев. – То, что происходит - настоящий вызов обществу. Подобные действия следственных органов расходятся со словами Владимира Владимировича Путина».

А простой народ – что он? Переживает, что регион еще больше обеднеет, да магазины «Глобус» опустеют, и думает с опаской: кто следующий в этом кроссворде, чья фамилия? А раз так, спокойнее и уютнее на Вятке пока не становится...

Маша Елкина