Антон Касанов

Историк

Поэт, модник и бабушка с телегой

16

В любом городе должны быть такие люди. Я, честно говоря, даже не знаю, как правильно их назвать. Если напишу, что-то типа «фрики» или «городские сумасшедшие» будет все-таки не совсем верно. Скорее это такие колоритные полумаргинальные персонажи, которых постоянно или периодически можно встретить на улицах нашего города. И, собственно, эти улицы они «раскрашивают» в самые неожиданные тона и оттенки.

Вот яркий пример. Сидим мы сегодня с другом в одном заведении в центре. Вдруг к нам подходит мужичок такой лет 50 на вид и говорит «Ребята! А давайте я вам стихи почитаю, а ?!». Мы интеллигентно извинились, мол, не надо и он ушел. А я на самом деле уже очень много раз встречал этого человека. Чаще всего его можно увидеть в районе Александровского сада, сквера у Спасского собора и Вечного Огня. Он предлагает прохожим почитать им стихи поэтов золотого и серебряного века, часто еще Бродского и Евтушенко. Те, кто соглашаются, потом дают ему немного денег, которые позже, видимо, оседают в кассе культового магазина «Три толстяка» у стадиона «Динамо». Этот мужчина такой вполне безобидный, хоть и приставучий персонаж, декламирует действительно красиво. Наверное, он из каких-нибудь бывших культ-массовых работников или артистов. Конечно, пьющий, это видно, но налет интеллигентности смывается не так быстро все-таки (мастерство не пропьешь, да). Это вообще немного даже не кировская история. Знаете же, в Санкт-Петербурге все эти байки про бомжей с тремя высшими образованиями, наизусть декламирующими Довлатова и читающими Джойса на языке оригинала. Про них много хохм и шуток, но это, безусловно, не очень смешно. Это огромная социальная трагедия со всеми вытекающими.

Есть и другие персонажи. Я уже несколько лет по работе хожу одним и тем же маршрутом: от перекрестка Азина и Комсомольской – по Блюхера – через мостик над речкой Хлыновицей и дальше до улицы Хлыновской. Бесчисленное количество раз я встречал праздно гарцующего по улицам т.н. «Вятского модника» с совершенно блаженным лицом. Его, конечно, знают все, то есть очень широкие массы людей и он уже много раз появлялся на телевидении, радио и в газетах. На самом деле, по-моему, это какой-то совершенно несчастный, блаженный, человек, которому и слава толком не нужна. Он просто ходит по улицам бесконечно, в разных нарядах и одеждах. Вот просто ходит человек, чтобы на него смотрели и показывали пальцем. Мы-то все (давайте честно) в глубине души пытаемся угадать, что про нас думают окружающие, заморачиваемся по поводу соответствия одежды социальному статусу или текущему дню, его задачам. А тут человек просто ходит абсолютно механически в разных, порой безумных нарядах и ему действительно все равно, показывают на него пальцем или как его называют. Он просто ходит и все. Наверное, он хоть и не здоров, но зато свободнее всех окружающих обывателей.

И третий персонаж. Его многократно видали люди, живущие в центре города или те, кто там учился. Я много раз видел эту женщину из окон разных кабинетов гимназии, встречал на улицах, мне говорили о ней самые разные люди. Старая сгорбленная старушка, согнутая практически до физического воплощения буквы «Г». Она каждый раз катила телегу или санки в определенном направлении. Видимо она жила в каком-то из старых деревянных домов, окружавших ВГГ. Она все время катила эту телегу, медленно, лица не было видно из-за вот этой сильнейшей сгорбленности ее. Самое интересное, что мой отец, который в детстве жил на улице Герцена, говорил, что и в его юности в этом районе ходила вот точно такая же сгорбленная старушка с телегой. Не знаю одна и та же это старушка или они родственники, тут можно много гадать. Просто получается, это такой сквозной персонаж из жизни старой части города. В последние годы я уже не видал ее. Возможно, она пропала с улицы также как и 90% всех старых деревянных домов на Герцена.

Все эти персонажи люди вполне безобидные и милые. Но вообще, я считаю, что они во многом и есть материальное воплощение такого понятия как «душа города». На Руси же всегда ценили блаженных, давайте, и мы тоже отдадим им дань уважения. Просто представьте, что уже скоро (при нашей же жизни) на улицах этого города не будет поэта, модника и сгорбленной бабушки с телегой. Наверное, через какое-то время нас просто будут окружать огромные стеклянные башни, снующими между ними машины и полный духовный вакуум. Впрочем, это уже совсем другая история.

Оригинал