Антон Касанов

Историк

В гостях у Сергея Мироновича Кирова

55

Безусловно, для нас, жителей города Кирова, личность Сергея Мироновича должна быть особой. Однако, не смотря на то, что именно в его честь назван наш родной город, многие кировчане вообще ничего про Кирова толком не знают. Я, признаться, тоже никогда особенно не интересовался его личностью и все более-менее известные факты о Сергее Мироновиче получил из литературы еще в школьные годы, когда увлекался эстетикой советских 30-х годов. Но, будучи на уикенде в Петербурге, мы с друзьями решили выбраться в музей-квартиру Кирова и посмотреть, кем же на самом деле был человек, в городе имени которого мы имеем честь жить.

Добраться до квартиры Кирова было несложно: буквально минут 10 пешего шага от метро и мы стоим перед огромным, занимающим буквально целый квартал, домом на Каменоостровском проспекте Петербурга. Дом этот особенный, в народе его называют «дом трех Бенуа», в честь архитекторов-создателей. Весь фасад буквально напичкан разными мемориальными досками в честь известных жильцов, именно здесь обитал, например, композитор Дмитрий Шостакович, наш земляк маршал Л. А. Говоров и опять же внучка нашего земляка профессора В.М. Бехтерева Наталья Петровна. Так что можно говорить и том, что дом Бенуа имеет наши вятские корни, а если перечислять всех остальных известных жильцов, то бумаги не хватит.

C. М. Киров жил в этом доме с момента переезда в Ленинград и до смерти (в 1926 – 1934 гг.). Знакомство с его пятикомнатной квартирой начинается с прихожей, здесь нашу небольшую делегацию встретил очень приветливый и компетентный гид, который начал с того, что фактически эта квартира Кирову не принадлежала. Жилье было казенное и досталось Сергею Мироновичу от его предшественника на посту лидера ленинградских большевиков Г. Е. Зиновьева. Всего в квартире 5 комнат, наиболее роскошная – кабинет. Здесь на полу лежат две огромных шкуры бурого и белого медведей, а на шкафах стоят чучела разных зверей. Киров увлекался охотой и многие трофеи это реально его жертвы, но, например, медведи были подарены Кирову кем-то из друзей. Так же в комнате много подарков-рапортов – своеобразных трудовых отчетов ленинградских рабочих об освоении новых видов промышленной продукции в годы индустриализации и первой пятилетки. Среди рапортов есть даже альбом с фотографиями рабочих, выглядит очень мило. В кабинете также обращают на себя внимание многочисленные портреты, расставленные по комнате, с черно-белых фотографий смотрят на вас И.В. Сталин, В. И. Ленин, Г. К. Орджоникидзе, В. В. Куйбышев, К. Е. Ворошилов, Н. И. Бухарин. Многие из этих людей не раз бывали у Кирова дома.

Во второй комнате Сергей Миронович расположил свою библиотеку. Он очень любил читать, и при его жизни библиотека насчитывала 20 000 экземпляров, причем была систематизирована владельцем. Литературу Киров любил разную, причем читал вообще все, даже запрещенные в официальном обиходе книги – мемуары деятелей «белого» движения, переписку Николая II, книги Л. Д. Троцкого и Гитлера. В этой же комнате находится радиоприемник, радиола, электропатефон и грампластинки, которые любил на досуге слушать Киров. Причем техника у него дома была не только отечественного, но и европейского производства. В третьей комнате у Кирова располагалась столовая, ее он частично использовал как кабинет, здесь же принимал гостей и писал важные доклады. Питался Киров не сказать, что очень роскошно: любил гречневую кашу, печеный картофель, пироги с капустой. Повар, который у него работал, до революции служил еще при императорском дворе. Так вот он жаловался, что у Кирова потерял квалификацию из-за непритязательности вождя в пище. Кстати, от прислуги Киров тоже долгое время отказывался. Однако когда его супруга Мария Львовна Маркус серьезно заболела, то наняли специальную девушку, которая помогала хозяйке по дому.

Спальня Кирова и Маркус не блещет роскошью. Экскурсовод рассказал, что долгое время супруги спали на старых, еще дореволюционных кроватях и только путем ухищрений, тайком от мужа Маркус смогла приобрести новые кровати. Кстати, многие удивились тому, что кровать в спальне не одна, а две, но таковы были нравы, супруги действительно не спали вместе. Детей у них не было, при этом для Кирова это был второй брак, первая же его супруга рано умерла, оставив дочку Евгению Сергеевну. Ее Маркус в семью не приняла, поэтому фактически дочь Кирова от первого брака осталась непризнанной, проведя юность в доме-интернате. В последствии она стала участником Великой Отечественной войны, смелой и решительной женщиной, носившей настоящую фамилию Кирова – Кострикова.

Также в квартире Кирова нам показали вторую прихожую, ванную, кухню, комнату домработницы и специальную комнату отдыха. Последняя особенно интересна, так как раскрывает личность Кирова с неизвестной стороны. Оказывается, он любил на досуге мастерить, сохранились столярные и слесарные инструменты Кирова, в платяном шкафу – охотничьи принадлежности: ружья (при жизни С. М. Кирова их было 16), гильзы, дробь, патронташ и прочее. Стеллаж и шкаф заняты газетами и журналами, Сергей Миронович выписывал 12 наименований газет. В углу стоит старая, сохранившаяся еще со времен гражданской войны, складная походная кровать, нам рассказали, что на этой небольшой, по современному говоря, «раскладушке» отдыхали и Сталин, и Орджоникидзе. Здесь же хранятся лыжные ботинки Кирова, его одежда – популярные в 30-е военные френчи и модная кожаная куртка для охоты.

В соседней, когда-то расселенной для нужд музея, коммуналке расположилась экспозиция, посвященная Кирову. Здесь много фотографий, скульптуры, висят картины с Кировым в главной роли. На одной из них – уездный город Уржум Вятской губернии, к сожалению, никто из нас там ни разу не был. Показали нам также старую хронику, видео на пару минут, где Киров выступает на одном из партийных съездов. Такого я не видел никогда – Киров очень импульсивно, ярко, жестикулируя и не сбиваясь, в одном заводном ритме выступает перед огромной толпой. Он был яркий оратор и очень многие современники это отмечали. Более того, отличал его и тип поведения: Киров был прост в общении, мог подолгу принимать просителей, выслушивать жалобы, любил лично во всем разбираться, постоянно ездить на заводы и предприятия. Даже знал по имени-отчеству многих старых ленинградских рабочих. Смерть Кирова стала неожиданной и драматичной, научные сотрудники музея придерживаются версии о личной мести Леонида Николаева, который в своих неудачах обвинил Кирова и решил свести с ним счеты. Причем все это вообще не касается любовного романа с супругой Николаева Мильдой Драуле, который документально не был подтвержден.

Уходили мы из музея долго, сотрудники очень мило с нами общались, мы, в свою очередь, любезно пригласили их в сам город Киров. Мне очень понравилось в гостях у Кирова, кажется, что он не известен и не понят не только жителями нашего города, но и вообще. А на самом-то деле человек был очень интересный, яркий, харизматичный. К тому же 100% self-made: пробился от сироты из вятского Уржума до одного из крупнейших партийных лидеров, руководителя Ленинграда и всего огромного промышленного северо-запада СССР. Я не очень люблю ходить в гости, но к Сергею Мироновичу сходил с удовольствием. Похоже, он был достаточно простой человек в быту, не аскет, но и в роскоши не купался. Как прекрасно заметил наш экскурсовод, в отличие от многих современных руководителей, Киров не гнался за «золотыми батонами» и портретами в образах римских властителей. Зато в прихожей его квартиры стояли простые деревянные лыжи, на которых он катался по выходным. Наверное, где-то далеко, в вятском Уржуме земляки Кирова до сих пор ездят на таких же лыжах, а в Петербурге тем временем нет снега, а на улицах гармонично соседствуют грузное серое небо и бесконечные пласты увлекательной местной истории.

P.S. На фото: 1. Кабинет Кирова, 2. Спальня, 3 Коридор из библиотеки в кабинет

Оригинал