Антон Касанов

Историк

Будь худой, но не головой

46

Петербург отмечает 71-ю годовщину полного освобождения от блокады

Я вот совсем недавно, прошлой осенью впервые побывал в ленинградском музее обороны и блокады. Главное ощущение, которое постоянно не покидает в этом музее – это стремительно влажнеющие глаза. По общепринятым канонам чувство это, быть может и постыдное для современного мужчины, но достойное для гражданина своего отечества. Я, признаться честно, был настолько в шоке от увиденного и услышанного (и больше от прочувствованного), что стоял там буквально в оцепенении, в состоянии трепета и смирения. Сдерживаясь от того страшного порыва, который буквально распирал меня изнутри. И я видел, что так не только со мной, это общий момент для всех, общая боль, коллективная.

Так вот перед глазами до сих пор и стоит этот маленький 125 граммовый ломтик хлеба, который долгое время был нормой продовольствия для горожан.

Милый плюшевый мишка, с которым пережидала блокаду одна из ленинградских девочек.

Маленькие хлебные булочки, нарисованные слабеющей детской рукой на мятом куске бумаги.

Стальные глаза Ольги Берггольц, худой и сильной женщины, «голоса» несломленного города.

Гигантский портрет маршала Говорова в орденах и медалях. Я все ходил и думал, что он же наш, вятский, вот он какой, «глыба» просто.

Большой мотивирующий плакат, где на фоне лиц наступающих красноармейцев огромным черными тенями за их спинами стоят Александр Невский, Суворов и Чапаев. Такие тени предков, которые подобно ангелам за нашими спинами ведут вперед прекрасного советского человека.

Репродуктор, из которого несутся, записанные когда-то страшные звуки падающих на город снарядов.

А в конце нашей экскурсии пришли финны, для них тоже начали рассказывать про блокаду. Финны ведь против нас воевали тогда и, наверное, предки тех, кто стоял в зале музея тоже были на фронте. Даже не знаю, как бы, например, я, будучи финном, чувствовал себя в этом музее, какими бы глазами смотрел на этот ломтик хлеба, этого мишку, мрачную тень Чапаева….Мне стало как-то неловко в этот момент. Даже не знаю, за финнов этих, или за себя.

А днем раньше у дома «трех Бенуа», где когда-то жил наш земляк Киров, мы стояли и рассматривали барельефы в сквере рядышком. Там лицо академика Лихачева, Даниила Хармса, Дмитрия Шостаковича. Мимо шла весьма пожилая дама в элегантном цветастом береге, с тростью. Такая вот классическая, даже стереотипная жительница Петербурга. И вдруг она посмотрела на нас и остановилась. Подошла, спросила, неужели мы знаем кто такой Хармс? Ну, что уж говорить, конечно, знаем, читали. И так вот разговорились, а дама и говорит: «А ведь я в этом доме всю жизнь живу. Помню Диму Шостаковича…у нас тут бюст ему во дворе стоит, жил же он здесь…И вот помню в блокаду мы бегали на крышу этого дома с ним «зажигалки» тушить. Так вот сказала «зажигалки тушить» и ушла. Спокойно, с чувством собственного достоинства. А ведь «зажигалки» эти такая штука страшная, опять же в музее это наглядно демонстрируют….

А вообще, вот что еще в такой день скажешь? Лишь бы не было войны, ребята.

А вот эти дебилы, которые сегодня в фейсбуке акцию устроили «Разгрузочный день в честь полного освобождения Ленинграда от Блокады». Мол, «худей как блокадник». Так что про них говорить, тут все понятно в плане диагноза и соответствующих эпитетов. Но я бы из слегка теплящейся чистой веры в гуманизм предложил все-таки сводить их в музей блокады. Пусть просто посмотрят, послушают, прочувствуют. Хотя, боюсь, что и это не поможет.

P.S. Когда пытался придумать заголовок, вспомнил цитату из романа Фредерика Бегбедера "99 Франков", там у рекламщиков быть слоган "Будь худой, но не головой". По-моему в данном случае очень подходит как раз.

Оригинал