Елена Овчинникова

Ведущая радио «Эхо Москвы» в Кирове

Нас на малину, а мы согласны

15

За последние дни только очень ленивый не позвонил или не подошел, чтобы спросить, что думаю о переписке Навального и Белых. Думаю много - но не о Белых. Жалею изрядно - а вот тут Белых. И ругаюсь почти нецензурно в адрес тоже не Белых.

Чего мы все обсуждаем? Уржумский завод? Губернатора? Навального? Нет. Это только кажется, что трясем вышеперечисленных, а на самом деле суетимся у краденного, растаскивая по фразам то, что хакнули из личной и Законом защищенной переписке. Если не согласны, дайте иное определение, кроме «воровство», словосочетанию «подломили сайт». Малина, блин. Воровская. И все мы втянуты в эти воровские игрища.

Что делаем? Что творим? А вот что творим. Позволяя себе обсуждать добытый вне Закона материал, на мой взгляд, изрядно притянутый за уши к ситуации, мы единодушно даем свой собственный одобрямс на незаконную прослушку, проглядку, читку электронной почты и прочей личной переписки и болтовни.

Представляю лица некоторых людей, которые сейчас ухмыльнулись: чего ж ты, Овчинникова, трындишь, если знаешь, что твои телефоны и почта много лет слушаются, пишутся и так далее. Знаю, да. Но не выступаю. Почему? Во-первых, бороться с этим сложно - вряд ли чего добьюсь, но, даже доказав факт, подставлю людей. Во-вторых, к полученной информации «слушатели» относятся достаточно корректно - исключительно для внутреннего употребления. Ну бывало пару раз, когда просили на стадии написания материала, его не публиковать. Говорят, бывший милицейский генерал начинал утро с чтения распечатки моих телефонных разговоров. Врут наверное? Такая честь... Это я ерничаю.

Что здесь возможно? Если вы порядочный человек или таковым себя считаете, то обсуждение ворованного в принципе невозможно. Нет материала, нет темы, говорить не о чем. Для внутреннего пользования можно? Наверное, я ж пишу. Да и на кухне мы много о чем говорим.

Оригинал