КПРФ

КПРФ

Не сворачивая с избранного пути.

42

- Алексей Фёдорович, обычно с возрастом анализируешь, что удалось в жизни, а что не очень. Что лучшее с вашей точки зрения, вы пронесли через все эти годы?

24 марта исполнилось 88 лет Алексею Фёдоровичу Халявину-участнику войны, убеждённому коммунисту. Практически мальчишкой пройдя дорогами войны, сорок лет отработав в системе автомобильного транспорта, где от простого водителя дослужился до руководящих постов, пережив арест отца и собственное временное увольнение из партии, он сохранил молодость души, любовь и открытое отношение к людям, веру в торжество справедливости.


Правда, больно ветерану за разрушенный Союз, преданный командой Ельцина. Алексей Фёдорович человек прямой, поэтому открыто даёт оценку разрушительным деяниям реформаторов, сказавшимся, что особенно страшно, и на неокрепших молодых умах.

Имя Халявина занесено в Золотую книгу автомобильного транспорта России. Среди его многочисленных трудовых и боевых наград Ордена Сталина и трудового красного знамени, два Ордена Ленина, Орден Великой отечественной войны, медали «За боевые заслуги», «За победу над Японией», медаль Жукова, значки « Отличный разведчик» и «Отличник Советской армии». В трудовую книжку, которую он держал в руках только при приёме на работу и при выходе на пенсию, вписана 91 благодарность.

Мы встретились с Алексеем Фёдоровичем накануне его Дня рождения и поговорили о прожитых годах, о том, что радует и огорчает ветерана.

- Дружеское, товарищеское отношение к людям. Я в жизни ни с кем не ссорился и даже мальчишкой не дрался. Уверен, что умение дружить, подставлять плечо товарищу в сложные моменты, не предавать - главное в жизни. И, конечно же, ответственное отношение к делу и честность в любой ситуации. Помню слова, услышанные ещё в юности: что бы в стране не произошло, в этом виноват и ты. Если каждый будет поступать по совести, и больших бед удастся избежать. Всегда держал эту истину в голове. Я сорок лет отработал на одном предприятии - управлении автомобильного транспорта, оно лишь то и дело реорганизовывалось, отстроил заново четыре автохозяйства, и никогда не конфликтовал, хотя разные ситуации возникали. И люди относились ко мне с добром. Сейчас я могу уже говорить об этом с уверенность и без похвальбы. Каждую планёрку начинал с решения житейских проблем. Всегда считал, что прежде чем спрашивать с людей, нужно решить их вопросы. Если не можешь этого сделать, то хотя бы объяснить почему. Не было ни одного случая, когда я не выполнял своих обещаний. И люди мне верили.

- Человек, как правило, идёт по жизни с духовным багажом, заложенным родителями. Недаром же говорится, что все мы из детства.

- Совершенно верно. У меня были замечательные родители, я не припомню ссор в доме. Нас поначалу было семеро братьев и сестёр, трое умерли в раннем детстве. Мама трудилась по хозяйству, отец работал на железной дороге - ездил по районам с вагонами- лавками. Они приучили нас поступать по совести и работать без лени.

- Вы помните начало войны?

- Конечно. Мы с ребятами были на рыбалке с ночёвкой. Утром возвращаемся через Вересники, чувствуем, что-то неладно. Озабоченные, встревоженные взрослые спешили в центр, женщины вытирали глаза, из отдельных окон раздавался плач. Расслышали слово «война», но ничего не поняли. Прибегаю домой, и мама говорит - да, Алёша, война. Побежали на Театральную площадь - там как раз по громкоговорителю передавалось сообщение о вероломном нападении немцев. На том и закончилась беззаботная пора. До 1942 года успел закончить шесть классов и пошел в ученики к сапожнику. Вечерами ребят моего возраста, а нам было лет по 15-16, обучали военному делу в ДОСААФ, а в октябре 1944 года призвали в армию и отправили в Пермскую область в учебный стрелковый полк, где мы были до апреля 1945 года.

- Где пришлось воевать?

- Нас уже из Бреста повернули на Дальний Восток, и я в составе 5-й Армии участвовал в войне с Японией. Победу над фашистами встретили в пути -ликованию не было предела. Но мы знали, что впереди у нас не менее жестокая схватка. Мне было тогда 18 лет. Из пересыльного пункта наша 215-я стрелковая орденов Суворова и Кутузова дивизия одолев марш-бросок в 240 километров, вышла на исходные рубежи а Манчжурии в районе посёлка Гродеково. По прибытию меня и ещё троих парней вызвал из строя встретивший нас капитан. Устроил экзаменовку. Я должен был провести его до указанной возвышенности так, чтобы тот ног не замочил, с чем я легко справился. Затем капитан поручил узнать, кто живёт в первой палатке на дальней сопке. Это было уже труднее, хорошо, повар попался, у которого я всё и разузнал. Так оказался в разведке. Сложно приходилось - это же большая ответственность. Требовалось чётко ориентироваться на местности, развивать наблюдательность, память, передвигались либо ползком, либо бегом. Поначалу мы отслеживали все передвижения японцев на той стороне. А за 12 часов до военной операции я в числе семи разведчиков первым перешёл границу с Маньчжурией.

И хотя война была недолгой, но тяжёлой. Японцы - народ смелый, яркий, мужественный. Были среди них и смертники, которые не сдавались, делая себе харакири. После того, как их армия была разгромлена, самураи разбежались по дальним деревням, откуда совершали набеги на китайские деревушки, отбирая домашний скот. Этим и питались, так как не могли пробраться на родину. Совершали набеги и на расположение нашей части- редкая ночь проходила спокойно.

- Почему вернулись домой только в 1951 году?

- Всё по окончанию боевых действий ждали мобилизацию, но было приказано обучать молодое пополнение. Несколько раз предлагали идти учиться на кадрового военного, но я отказался.

- Чем занялись сразу после войны?

- Устроился шофёром на единственное в городе автопредприятие. По вечерам сначала окончил вечернюю школу, затем лесотехникум по специальности ремонт автомобилей, поступил в политехнический институт. Видно меня со временем заметило начальство и предложило возглавить самое разрушенное 6-е автохозяйство. Подумал, раз назначили, значит надо браться за дело. Так и пошло. Руководил автоколоннами, заново отстроил четыре автохозяйства, затем перевели в транспортное управление, транспортно-эксплуатационное предприятие. Менялись в связи с постоянной реорганизацией названия, но суть оставалась, добавлялся разве что функционал. Много приходилось ездить по районам, создавая КДП и централизуя обслуживание всех крупных баз по вывозу грузов. Меня хорошо знали предерики. Да и страну я изъездил вдоль и поперёк.

За всё время работы в системе автомобильном транспорте заботился не только о материально- технической базе для расширяющегося автопарка, но и условиях для рабочих – строил столовые, комнаты для отдыха и даже бани. Я не метался в жизни, а шёл без всяких сомнений по выбранному пути. И делал дело с удовольствием. Правда, домашние обижались, что большую часть времени провожу на работе. Ушёл из автотранспортного управления в 70 лет - думал, займусь приусадебным хозяйством. Но безработным побыл лишь один день - руководство облгаза уговорило взяться за строительство конторы. Приехал, посмотрел, как все они ютятся в вагончике, и согласился. Так что на пенсии я оказался только лишь спустя пять лет.

Кроме производства, занимался общественной работой, был депутатом пяти созывов горсовета, встречался с избирателями, много внимания уделял подшефному колхозу и школе.

- Алексей Фёдорович, вы упомянули о том, что были исключены из партии. По какой причине? Ведь вы коммунист с середины 50-х.

- Не захотел платить взносы, пока в составе ЦК состоял Ельцин. Так и сказал на партсобрании, что за предателями не пойду. И стал перечислять деньги в детский дом-интернат, что находился в Дурнях. Действовал, не открывая своего имени. Но через год директор всё же разыскала меня. Ребята приехали к нам на предприятие с концертом, мы их

затем вкусно накормили в нашей столовой. Потом областная парторганизация узнала, что я перечислял эти деньги детям, и меня восстановили в партии. Сейчас у меня два партбилета, так как первый я не отдал.

- Алексей Фёдорович, сейчас, накануне 70-летия Победы, появляются всякого рода недомолвки, а то и откровенные кривотолки о войне и самой Победе. Обидно слушать это ветерану?

- Конечно. Память о войне, несмотря на праздничность уже проводимых и планируемых мероприятий, тускнеет. Посмотрите, как практически незаметно прошёл юбилей битвы под Сталинградом. Нас, живых свидетелей тех лет становится всё меньше - уйдём мы, уйдёт и память о войне. Да и поправить современных толкователей будет не кому. Нельзя спекулировать на истории, изменяя её в своих целях. Её нужно хранить и брать из неё самое ценное. Хожу в школы на встречи с ребятами. Поражает, что они не знают, кто такой Щорс, Гастелло, Зоя Космодемьянская. Горе-правители разрушили прежнюю систему ценностей ничего не предложив взамен. В итоге образовался нравственный вакуум, у большинства нынешней молодёжи нет внутреннего стержня. Уходят дружба, товарищество. Замечательное слово «товарищ» вообще исчезло из обихода.


В чём только не обвиняют Сталина. А он не уехал из Москвы, когда враг в бинокль уже рассматривал её окраины. Всю Европу освободили от фашизма, а сейчас во всей Европе только три человека поддержали Путина в прекращении войны на Украине. Всем надо понять, что Россия не агрессор. Страна, пережившая такую войну, априори не может им быть.

Беседовала Татьяна Захватаева