Игорь Олин

Директор школы, учитель истории

Слободской краевед развенчивает мифы вятской истории

79

Историк-краевед, член Союза краеведов России Сергей Павлович Серкин выпустил новую книгу «Аргументы и факты к пониманию реальных событий древней истории Вятского края», продолжающей его труд «О древней истории земли Вятской 9-16вв.». В ней он оспаривает как недостоверную официальную историографическую версию о массовой новгородской миграции на вятскую территорию, отрицает факт существования Вятской республики, подобной Новгородской.

По мнению Серкина, Вятка с древних лет находилась под татарами, сначала под протекторатом Камской Болгарии, затем Золотой Орды, позднее Казанского ханства. Опирается он на русские и зарубежные исторические источники, богатый географо-картографический материал европейских картографов.
Краевед доказывает, что столь любимые местными историками и любителями истории страницы о вечевой Вятской республике, основанные на «Повести о стране Вятской» – всего лишь миф, составленный в 18 веке архиепископом Лаврентием Горкой, поддерживающийся до сих пор нежеланием посмотреть правде в глаза. Независимого русского анклава на Вятке никогда не существовало, а центром Вятского края в древности был город на месте современного Слободского. Почему мы об этом не знаем, и преподают нам другие уроки? История Вятки была сфальсифицирована в 18 веке в период становления историографии России, и эта фальшивка тиражируется до наших дней.

В частности, он приводит пример статьи дореволюционного историка А.А.Спицына, вышедшей в Вятских губернских ведомостях и обосновывающей значение летописи «Повесть о стране Вятской». В действительности же, как упомянул в одной из работ академик С.Ф.Платонов, настоящее «исследование Спицына доказало, что «Повесть о стране Вятской» передаёт простую басню, лишённую всякой фактической основы…». Указанная летопись, как и «Повесть о граде Вятке» - выдумка, фальсификат. Однако на историю без прикрас в губернии было изначально наложено табу, а текст статьи Спицына изменён до неузнаваемости. Препятствия по исследованию реальной истории Вятского края, на взгляд Серкина С.П., продолжались и в течение всего 20 века. В то же время в качестве основополагающей базы вятские ученые продолжали упорно использовать недостоверные источники и непроверенные летописные материалы.

Краевед пишет, что этноним «вятчане» включал в себя не только русских людей, но и татар. Власть на Вятке до середины 16 века (включение в состав Московского государства территории Вятки в 1489 году ещё не было окончательным, так как в первой трети следующего столетия казанский царь Сафа-Гирей снова брал её под свой контроль) находилась в руках татарских мурз, что подтверждается работами Татищева, Болтина, Лепёхина, Стриттера, Вештомова, чьи строки не были должным образом восприняты исторической наукой ни в 19, ни в 20 веках, а также множеством зарубежных источников, прежде всего европейских карт Фра Мауро, Дженкинсона, де Йода, Гастальди, Меркатора и др. Он полагает, что основным центром русско-татарского населения в бассейне средней Вятки (от финской морфемы «вять» - вода (река)) являлся город с тюркским наименованием Нукрат (в переводе «имя реки (воды)». Позднее этот город стал носить имя Вятка, а располагался он на месте современного города Слободского! С точки зрения Серкина С.П., военным центром Нукратской земли являлось Чуршинское городище – Богатырская гора на противоположном берегу от татарского села Карино, и именно к нему относилось название «Болванский городок», применённое в «Повести о земле Вятской» к Никульчинскому городищу.

До 40-х годов 16 века Хлынова вообще не существовало, на его месте был булгарский город Колын. Пока неизвестно, когда произошло переименование Вятки в Слободской и когда переместился центр Вятского края в Хлынов (в какой-то период город Вятка и город Хлынов существовали одновременно). Автор призывает коллег заняться углублённым изучением данных вопросов.
О качестве работ Серкина говорят положительные рецензии докторов исторических наук, профессоров Комиссаренко (Москва), Ермолаева, Руденко (Казань), Белова (Кострома), Трушковой (Киров).

А своё личное впечатление по прочтении книги у меня уложилось во фразу Костомарова: «Нет ничего темнее вятской истории…». В более-менее стройной и понятной картине истории родного края, существовавшей в моей голове, теперь многое перепуталось. Но поиск истины увлечёнными людьми не остановить, и, думаю, они ещё удивят открытиями и сенсациями.
Да, в принципе, и терять-то нам вятским особо нечего. Не слишком жалует нас народная («Вятские парни хватские…») и историческая память. Вот высказывание австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна, который в «Записках о Московии» так отзывался о Вятской земле: «Страна болотиста и бесплодна и служит своеобразным убежищем для беглых рабов и злодеев, изобилует мёдом, дикими зверями, рыбой и белками».
Первый вятский историк Вештомов свидетельствует, мол, часто предки наши часто нападали на московские земли по причине «жадности к грабежам», разоряли и выжигали русские города.
Ну, а историк В.Н.Полевой писал: «В Архангелогородской летописи сказано, что у Косого и Шемяки были «вятчане и галичане», но сии последние, разумеется, были не князя Юрия дружина, а удалая сволочь, которая всегда подкрепляла любого князя, призывавшего её».
Пусть краеведы-энтузиасты докапываются до правды. Авось, она будет выглядеть не столь безнадежно.

Оригинал