Станислав Куршаков

Депутат Заксобрания Кировской области

Трагедия у «Макдональдса»

26

Трагедия, произошедшая в Кирове на пешеходном переходе у «Макдональдса», вывернула душу наизнанку. Что должно еще произойти, чтобы люди перестали садиться пьяными за руль? Сколько жизней должно быть загублено, чтобы перестали гонять, не снижая скорости перед переходами?

Когда приближенность к власти для всех будет означать в первую очередь ответственность, а не привилегии? Когда она перестанет рождать чувство уверенной и наглой безнаказанности? Когда слова «депутат» или «помощник депутата» перестанут быть сродни бранному слову? Почему близость к властным кругам напрочь убивает у простых людей хоть какую-то надежду на честный суд?

Насколько нужно не верить государству, если считать самосуд единственно возможным способом торжества справедливости? Почему для того, чтобы дело не спустили на тормозах, нужно создавать группы в соцсетях и постоянно поддерживать тему в СМИ? Писать Малахову в программу «Пусть говорят» или на НТВ, как сделали ребята из группы «памяти Максима Маркова» Вконтакте? Когда у каждого из нас будет уважительное отношение к закону и неотвратимости наказания за его нарушение? Может тогда в жизни не будет места распущенности, преступной халатности, а человеческая жизнь для всех станет высшей ценностью?

А может это от того, что мы не можем даже представить, что нечто подобное произойдет с нами? Отцы убивают чужих сыновей. А что будет, если беда придет в их дом? Как? Да не может этого быть! Это ведь не твой ребенок лежал на холодном асфальте в луже крови. Твой дома, телевизор смотрит. А вдруг погулять вышел? А где-то на другом конце города очередной «некто», ошалевший от вседозволенности и водки, плюхнулся на сиденье очередной тонированной иномарки и понесся по вечерним улицам. А потом тебе позвонят и скажут, что твой единственный любимый сын сбит пьяным водителем. А потом через день еще позвонят из больницы и скажут...

Верю в высший суд. Все зло возвращается. И справедливость восторжествует. Безумно жаль ребенка, маленького человека, который должен был жить. А на вопрос, как бы поступил на месте отца Максима… Не знаю. Хотя, наверное, знаю. Только кому от этого стало бы легче.