Елена Овчинникова

Ведущая радио «Эхо Москвы» в Кирове

Конечно, СМИ виноваты. Кто же больше?

16

Читаю известные посты или посты известных и сильных о том, что СМИ виноваты в том, что люди требуют возмездия за смерть Максима Маркова. И злюсь. Злюсь не на себя, а на то, что в очередной раз нас пытаются загнать в стойло, загнать в шоры нашу совесть и дух.

Во всем виноваты СМИ. Ну да. Больше некому. У остальных ведь нет мозга, сердца и понимания справедливости. А может все не так? Может, просто очень страшно подумать о том, что быдло, то есть обычный народ, поднял голову и сказал: хватит вам чинить беспредел. Вчера за Демьяново спросили. Сегодня за мальчика. А завтра? Так до здравоохранения дойдем, дорог и пенсий...

И правда, голос народа страшен, особенно своей непредсказуемостью. И идущими за тем отставками. Нет, я не призываю к тому, о чем подумали многие. Не лью на мельницу тех, кто страстно хочет придти на вакантные места. Напротив, Боже упаси нас от таких напастей, но хочу, чтобы уже наконец признали: и в Демьяново, и на Воровского были основания для гнева и возмущения привычно безгласных.

Возмущение людей - это предсказуемо. И, похоже, что прорвалась плотина, и в створе все больше тех, кому еще вчера было «пох» и «нах». И они хотят узнать: почему ТЕМ можно? Почему Закон двурушен, и ранее примеченный в пьяном виде за рулем Насонов, убивает ребенка.

Да не призываю я к народному бунту, неповиновению и маршам. А, скорее, к покаянию всех и каждого, потому что без совестливого участия всех творится то, что творится.

Давайте навскидку, честно, без длительных копаний, что вспомнилось в одну минуту. Сидящая Марина Ногина, которая, как всем ясно, не убивала девочку. Смерть старой учительницы, сбитой на пешеходном переходе вице-губернатом Носковым. И, если б не СМИ, то лежала бы старушка в могиле бесхозных. Кто-то ответил? Ответ очевиден.

Сын судьи Кандаковой. Гибель женщины на пешеходном переходе Октябрьского проспекта. Условно. Сын же раскаялся. Да, раскаялся, да, сотрудничал со следствием. Но повинен в смерти. Господин Подлевских - ребенок на пешеходном переходе. Слава Богу, жив. Дочь Вербы, Клевачкин - все их жертвы шли и ехали по правилам. А те, кто не по правилам, почему им для наказания хватит того, что в протоколе написано, что сожалеют. Или кто-то слышал, каков по ним вердикт суда.

Было ли бунтом то, что люди после поминок пошли к «травме», где лежит тот, по чьей веселой вине умер мальчишка? Нет. Это не бунт и не неповиновение, и не нарушение Закона. Это, скорее, предупреждение. Мы помним. И не хотим забывать. И, как вариант, именно это гневное шествие, а не Закон, заставят Насонова впредь не садиться за руль.

Оригинал