Михаил Плюснин

Правозащитник, член ОПКО

Не гоните

1359
Часть нашего населения имеет очень короткую память. В первую очередь, я говорю о людях, которые называют себя православными активистами. Прошло буквально 20 лет с того момента, как церковь в нашей стране перестали преследовать. С тех пор отношение общества к ней поменялось, государство начало возвращать церковное имущество. Местами даже возникает сомнение по поводу того, что наша страна осталась светской.
При этом, кажется, память о тех годах, когда церковь была в подполье, исчезла из головы верующих людей. И сейчас они сами стали подвергать гонениям тех, кто с ними не согласен. Примером может служить ситуация с известной группой, спевшей в храме. Когда для всех было очевидно, что господь завещал любить своих врагов, церковь добилась того, чтобы был признан специальный состав преступления и людей посадили на реальный срок. То есть, государство по-светски наказало девушек за нарушение церковных канонов.
Недавно у нас в Кирове православная церковь высказала мнение о том, что необходимо запретить йогу. Один из священников назвал фестиваль йоги кощунством и сказал, что такие вещи в нашей стране делать нельзя. А когда Ксения Собчак опубликовала фото со своим изображением в рясе, начались разговоры о том, что это попрание святынь, нарушение закона и что надо обращаться в суд. Так мы видим попытку всех подстроить под себя. Это неправильно: «Если вы уверены, что ваша вера самая верная и правильная, и бог всемогущ, не лучше ли оставить решения по поводу того «кто прав, кто виноват», своему богу, а самим же своими собственными добрыми делами утверждать постулаты своей религии.
Насколько мы помним, изначально христианство зарождалось как религия людей, которых угнетали, гнали. Не хотелось бы, чтобы сегодня она становилась совсем другой по смыслу. Может быть, сегодняшние изменения связаны с тем, что выросло новое поколение людей, которые не помнят, как все было несколько лет назад. Хотелось бы, чтобы все имели возможность верить в то, во что они хотят верить и поступать так, как они считают необходимым поступать. При этом не надо вторгаться в жизнь людей, которые считают, что есть и иные ориентиры. Все-таки у нас не только православие в стране — есть еще ислам, буддизм, другие религии, приверженцев которых немало. Выдавать же точку зрения части своих прихожан за единственно верную не очень правильно.