Богдан Вепрёв

Главный редактор газеты «Источник твоего города»

Хемингуэй и ПАЗик

481

Вечер. Время – ближе к девяти. Автобуса всё нет. На остановке скопилось народу довольно: дамы после работы, молодёжь. Вдруг внимание моё привлёк мужчина – седоволосый, с аккуратной бородой того же цвета. Его загорелое лицо показалось мне удивительно знакомым.

«Вылитый Эрнест Хемингуэй», – пронеслось в голове. Вспоминая фотографии, виданные в книгах, в Интернете, я мысленно сопоставлял портреты и удивлялся сходству. Каждый раз, когда поворачивался, он смотрел в упор – прямо в глаза.

Мысль за мыслью – подоспел ПАЗик. В салоне было свободно, я уселся на сиденье. Напротив разместился он.

Украдкой я разглядел попутчика пристальнее. Один в один. А ещё и гавайская рубашка, сверху – бежевая жилетка со множеством карманов. Что у него там – крючки, сигары?

Пришло время выходить. Как пассажир в некотором роде ответственный, я приготовился к выходу заранее – подошёл к двери. Тут встал и он.

- Молодой человек, а что это вы меня всю дорогу рассматриваете? - вдруг начал седовласый мужчина.

- Извините, но... - тут я немного замялся, - мне показалось, что вы похожи на... Эрнеста Хемингуэя.

- Почему же... показалось, - улыбнулся он.

- В смысле? – удивился я.

- Я и есть Эрнест Хемингуэй, - сказал он с невозмутимым видом и через улыбку пожелал: – Удачи!

Мы вышли на одной остановке – некогда «Алые паруса» (теперь «Пушкинка»). А я ведь грешным делом думал всегда, что если Хемингуэй где-то и выходит, так обязательно у моря. Заблуждался:)