Игорь Олин

Директор школы, учитель истории

Страсти по сторублёвой компенсации

404
В конце июля 2015г. Арбитражный суд Кировской области удовлетворил иск средней общеобразовательной школы с.Красное Даровского района о признании недействительным решения Управления Пенсионного фонда РФ в Даровском районе в части привлечения учреждения к ответственности в виде штрафа в 13 тыс.руб., начисления пени и предложения уплатить страховые взносы с компенсационных выплат по обеспечению педагогических работников книгоиздательской продукцией и периодическими изданиями. На сей раз политика "с драной овцы хоть шерсти клок" успехом не увенчалась. Однако сама попытка государства в лице ПФР взять налог с без того издевательски смехотворной сторублёвой компенсации, безусловно, заслуживает внимания.
Хотелось бы поблагодарить своих коллег из с.Красное, которые решили противостоять бюрократическому произволу и создали прецедент в судебной практике. Отступать, как говорится, больше некуда. 
История вопроса с выплатой педагогам компенсации за приобретённую методическую литературу интересна сама по себе, потому как показательно демонстрирует реальное отношение государства к учительской профессии. Привожу цитату из статьи академика РАО М.Поташника "Падение с недосягаемой высоты", опубликованной в журнале "Народное образование" (№ 6 за 2015г.): "В редакции Закона об образовании 1992 г. эта компенсация составляла 10% от оклада. Если увеличивался оклад, то увеличивалась и компенсация, что справедливо, так как компенсировались потери от инфляции. В 1996 г. 10% заменили на минимальный размер оплаты труда (МРОТ), который тоже ежегодно обновляется с учётом инфляции. Если бы эта норма была сохранена, то сейчас компенсация была бы примерно 6 тысяч рублей в месяц". Хотел бы подчеркнуть, что в девяностые учителя реально получали такие приличные "книжные деньги". Однако несколько позднее компенсацию заменили на фиксированную сумму в 100 рублей. Тогда, при стоимости обыкновенной книги 5-10 рублей, это была вполне приемлемая сумма. Но с тех пор она ни разу не индексировалась, в 60 раз (!) уменьшив к настоящему времени возможность учителя быть в курсе книжных новинок.
В новом Законе «Об образовании в РФ» компенсацию сделали частью оклада, и её вовсе фактически не стало. Отдельные регионы, в том числе Кировская область, сохранили её как дополнительную меру социальной поддержки учителей - в том виде, в каком она существовала в последнее время. Много ли литературы можно приобрести на 100 рублей в месяц - вопрос риторический. В некоторых территориях с неё ещё и подоходный налог стали вычитать. Но и эти жалкие выплаты стали объектом посягательств Пенсионного фонда, потребовавшего уплачивать с них страховые взносы. Арбитражный суд вроде бы поставил в споре точку. Однако в резолютивной части суд упомянул, что "затраты работников по приобретению книгоиздательской продукции и периодических изданий в рассматриваемом периоде подтверждены документально (представлены товарные и кассовые чеки)". То есть при отсутствии таких чеков решение могло быть и другим. Ранее, в том числе во времена, когда компенсация была существенной, а не номинальной, учитель не был обязан отчитываться о произведённых расходах. Можно представить себе размеры бухгалтерской волокиты, когда тысячи педагогов должны нести теперь чеки в оправдание полученных грошей. 
Так много ли стоят слова с высоких трибун о престиже учительской профессии, о необходимости привлекать в школы лучшие кадры, если с точки зрения сегодняшнего государства максимум, что заслуживает учитель на своё самообразование - мятая сторублёвка, да и та под контролем финансовых органов?