Антон Касанов

Историк

140 лет «американскому путешествию» Степана Халтурина

194

В 2015 г. исполняется 140 лет «американскому путешествию» Степана Халтурина. Этот эпизод биографии вятского революционера-террориста по сей день остается одним из самых малоизвестных. Свет на него в серьезном и обстоятельном ключе пролил кировский историк Валентин Сергеев. В 1998 г. Сергеев выпустил книгу «Пропагандист с динамитом», в ней автор на основе архивных материалов и полузабытых монографий попытался показать реального, а не легендарного рабочего-революционера Халтурина.

Вопреки мнению либеральных публицистов Халтурин вовсе не был с юных лет кровожадным убийцей и сторонником жестокого террора. Долгое время его занимали совершенно иные, мирные и добрые цели и чаяния. Обстоятельства «американской» истории до сих пор не до конца понятны и исследованы. Однозначно можно утверждать только то, что именно этот эпизод сыграл важнейшую роль в судьбе Халтурина, разделил его жизнь на «до» и «после».

 


Степан Халтурин


Идея американской поездки созрела у Халтурина и нескольких его товарищей к лету 1875 года. Пользовавшийся огромным авторитетом ученый и публицист А. Н. Энгельгардт, сельскохозяйственные опыты которого привлекали многих народников, замечал: «В последнее время среди интеллигентной молодежи есть стремление идти в земледельцы, чтобы трудами рук своих зарабатывать хлеб, они едут в Америку, чтобы сделаться там простыми работниками. Это, конечно, самые слабые. Другие остаются в России и делают попытки сесть на землю и обрабатывать ее своими собственными руками...». По воспоминаниям брата Халтурина Павла Николаевича, учащиеся вятского земского училища вели оживленные разговоры «об устройстве жизни на новых коммунистических началах, делались попытки проводить коммунистическую идею на практике: устраивались общежития, коммунистические столовые и т.д.» Вспоминал Павел Николаевич и об участии брата в этих делах: «К этому времени относится его увлечение коммуною. Организовали ученики коммуну, так он всю душу вложил в это дело».

14 июня 1875 г. Халтурина за плохую успеваемость исключают из училища, уже через четыре дня он подает документы на получение загранпаспорта в канцелярию губернатора. Что мотивировало его к отъеду, сложно сказать определенно. В «Воспоминаниях сверстника», опубликованных в 1920-х г. от имени некого Я.Ш. причины отъезда формулировались следующим образом: «Степан заявил, что решил уехать в Америку. Он говорил, что чувствует себя полным сил и энергии, что в Америке…он увидит, как живет и ведет борьбу рабочий класс, многому сможет научиться и, вернувшись на родину, употребит полученные знания на пользу русским рабочим. Здесь же в России, где правительство сознательно держит народ в темноте и невежестве, чтобы легче его эксплуатировать, учиться невозможно».  Впрочем, В. Сергеев критически отнесся к воспоминаниям Я.Ш. и указывал, что на характер изложения автором воспоминаний сказалась атмосфера 1920-х гг., когда создавался официальный культ Халтурина и трансформировались представления о нем.

Компания, в которой Халтурин собирался ехать в США, была достаточно сомнительной. Главным заводилой в ней был некий Смольянинов, который называл себя «политическим ссыльным», а на самом деле был сослан в Вятку за многоженство. Еще два человека – семейная пара Аммосовых также вызывала определенные подозрения. Брак Степана и Александры Аммосовых был заключен незадолго до отъезда и, скорее всего,  являлся фиктивным. Валентин Сергеев приводит в подтверждение этого тезиса фрагмент из публицистического произведения «Семейные воспоминания», в которых указывается о следующем факте. Сразу после процедуры бракосочетания молодожены разошлись в разные стороны – Степан с друзьями в трактир, а Александра – гулять с подругами. В конечном итоге цель Александры заключалась в получении наследства от отца-священника, завладеть которым можно было только после освобождения от опеки дяди путем выхода замуж. У путешественников был общий денежный банк, именно туда и внесла свою «брачную долю» Александра Аммосова. Степан Халтурин каким-то образом достал около 200 рублей и также пополнил общую копилку. 

Заграничные паспорта путешественники просили выдать для якобы поездки в Германию.  Халтурин в своем прошении на имя губернатора так и написал: «Желая ознакомиться ближе с сельским хозяйством, я вздумал посмотреть на германские сельскохозяйственные фермы». На самом же деле вовсе не Германия, а Америка влекла всю кампанию. Аммосов даже написал в своем прошении о выдаче паспорта, что помимо Германии он также намерен посетить всемирную выставку в Филадельфии. Приняв прошение Халтурина, канцелярия губернатора запросила на него аттестацию у орловского уездного исправника. Тот характеризовал Халтурина положительно. Никаких преград для отъезда более не существовало. 25 июля 1875 г. Халтурин получил паспорт для выезда за границу.

Немаловажно отметить, что беспрепятственному отъезду Халтурина и Ко за границу способствовала личность вятского губернатора В. И. Чарыкова. Он являлся страстным поборником технических и культурных усовершенствований в России, много путешествовал, побывал в Сибири, на Камчатке, Северной Америке, Ближнем Востоке. Чарыков оказывал содействие молодым вятчанам в приобретении образования, в совершенствовании познаний за границей, помогал вятскому земству в развитии системы просветительских и образовательных инициатив. В момент получения Халтуриным паспорта сам губернатор в Вятке отсутствовал, но чиновники знали его заинтересованность в образовании вятчан и не стали чинить препятствий молодому человеку. 

4 августа свои паспорта получают Степан и Александра Аммосовы, у Смольянинова, как у ссыльного, подобного документа быть не могло. Где-то в начале августа 1875 г. четверо путешественников покидают Вятку. Тут и начинаются самые драматические события в этой истории. По приезде в Москву друзья уговорили Халтурина поехать в Рязанскую губернию якобы за деньгами и паспортом Смольянинова к его родственнику. Свой паспорт и деньги Халтурин доверчиво оставил коллегам по путешествию. По возвращению в Москву он узнал, что друзья цинично обманули его: деньги и паспорт забрали с собой и  уже уехали в Америку без него.  Таким образом, Халтурин остался совсем один: без денег, документов, друзей и с разбитой мечтой.
 


Памятник и музей Степана Халтурина в деревне Верхние Журавли

Судьбы участников «американской истории» сложились совершенно по-разному. В мае 1880 года при переезде границы был задержан молодой человек с «партийной кличкой» «Барс». Он возвращался из Германии с просроченным заграничным паспортом на имя Степана Халтурина. Обладатель злосчастного документа заявил, что приобрел его в Берлине у неизвестного человека. Судя по всему этим «неизвестным» был как раз халтуринский попутчик, многоженец Смольянинов.  Один из свидетелей на процессе о взрыве в Зимнем дворце 1880 г. Башкиров сообщал следствию, что как-то встретил Смолянинова в Московской губернии «совершенно измученным, разбитым человеком». Организовать коммуну в Америке ему так и не удалось. Другой попутчик Халтурина – Степан Аммосов через несколько лет странствий вернулся в Вятку, потеряв и «американскую мечту», и супругу Александру.

Дальнейшая судьба Халтурина известна: несмотря на уговоры матери и брата он не вернулся домой, в вятскую деревню Верхние Журавли, а уехал в Петербург. Далее последовал знаменитый взрыв в Зимнем дворце, убийство генерал-прокурора Стрельникова и одесская казнь. По воспоминаниям Павла Николаевича, мать Халтурина так и не смогла смириться с тем, что ее родной, любимый сын на самом деле совершал страшные теракты. До последних дней она была убеждена, что Степан живет в Америке и мирно занимается земледелием. И действительно, если бы не предательство друзей, то жизнь Халтурина могла бы сложиться совсем иначе. Однако история, как известно, не терпит сослагательного наклонения.

P.S.
В 2013 г. исполнилось  90 лет со дня создания в Кирове памятника Степану Халтурину. Пост про него: Памятник Халтурину: "тихий" юбилей