Дмитрий Ильин

Преподаватель исторического факультета ВятГГУ

Система адаптируется

169

На неделе в стенах МГУ в составе молодой и весьма разношерстной компании довелось общаться с Олегом Морозовым. Полностью передать содержание лекции и последовавшего за ней диалога вряд ли возможно (тем более, что были приведены факты и оценки, которые известный политик не стал бы озвучивать публично), остановлюсь на одном моменте.

Красной нитью через все реплики и высказывания Морозова проходила идея о том, что российская политическая система должна на современном этапе обладать такими характеристиками, как легитимность, открытость, конкурентность, и шаги федеральной власти с 2012 г. направлены именно на это. Мое общение в кулуарах с действующими политтехнологами о результатах единого дня голосования этот тезис только подтвердило. Специалисты-практики из разных регионов, не сговариваясь, отмечали, что общий уровень конкуренции и непредсказуемости результатов вырос за последние 2 – 3 года. Без иллюзий: «Единая Россия» и ее кандидаты – по-прежнему фавориты любой предвыборной гонки, что называется, «по умолчанию». Однако грубое применение административного ресурса для протаскивания кандидатов от партии власти ослабевает. И за этим, подчеркну, прослеживается стратегическая линия. Становится все более очевидным, что политическая система России адаптируется к тем вызовам, которые были брошены ей в 2011 – 2012 гг., и стремится перевести протестные настроения из формата Болотной площади в более конструктивное и легальное русло.

Еще одним подтверждением данной тенденции стал обнародованный в начале сентября ЦИКом проект новой «нарезки» одномандатных округов на выборах в Государственную Думу. Новая схема уравняет «городские» и «сельские» округа, что должно помочь выправить дисбаланс в представительстве интересов региона между областным (краевым, республиканским) центром и периферией. Ожидаю, что новая мера также поможет выровнять между округами уровень явки избирателей. Существует точка зрения, согласно которой новые границы округов будут на руку кандидатам «партии власти»: на обширных территориях  ресурсов требуется больше, к голосу абстрактного «начальника» в глубинке прислушиваются лучше, горожане же более склонны к поддержке оппозиции. С этим можно согласиться, но лишь отчасти: оппозиционные партии при должной мотивации в конкретном регионе способны найти ресурсы, роль же прямого административного нажима будет иметь тенденцию к снижению. Конечно, «отмашка» из Москвы («без фанатизма, ребята!») дойдет не сразу и не до всех руководителей, но изменение окружных границ не станет для оппозиции фатальным.

Резюме: правящая элита четко осознает, что побед на выборах любой ценой уже не требуется. Гораздо актуальнее уровень явки на выборах и, как следствие,  уровень легитимности избранного лица. А для этого и конкуренцию повысить не грех.