Елена Овчинникова

Ведущая радио «Эхо Москвы» в Кирове

Кто тут идет не в ногу?

416

Суд признал два взыскания, полученные Сергеем Лузяниным 4 августа, законными и обоснованными

18 сентября защита экс-директора Центрального рынка получила мотивировочное решение суда, отказавшего Лузянину в удовлетворении его требований. Несмотря на то, что одно из взысканий уже признанно прокуратурой незаконным, суд, подчеркнув, что «не связан мнением прокуратуры», выразил совершенно противоположную точку зрения: все в рамках закона.

Так что разобраться виновен ли заключенный Лузянин в нарушении внутреннего режима или нет, законно ли его поэтапное водворение в ШИЗО и ЕПКТ — обычному человеку практически невозможно.

Сам же Лузянин утверждает, что не виновен априори, так как по правилам внутреннего распорядка к запрещенным предметам относятся лезвия или обломки лезвия безопасной бритвы. А как бы найденные у него «кусочки лезвия одноразового станка» в перечень опасных предметов не входят — ведь это абсолютно разные предметы. Защита Сергея Евгеньевича готовит апелляционную жалобу в Областной суд.

Напомним, утром 4 августа сотрудники УФСИН обнаружили в личных вещах Сергея Евгеньевича, находящегося в СИЗО-1 при этапировании группы заключенных из ИК-5 в ИК-17, два куска лезвия. А в полдень того же дня при проведении личного обыска еще один обломок, якобы, спрятанный в кармане. За ношение запрещенных предметов Лузянин был водворен на пять суток в штрафной изолятор, а затем переведен в единое помещение камерного типа, находящееся в «зоне особого режима», сроком на пять месяцев.

Прокуратура, проведя проверку по жалобе заключенного, признала одно из «лезвенных порицаний» незаконным, а соответственно и водворение Лузянина в ШИЗО. Суд с прокурорским мнением не согласился.

— Решения, выносимые по Лузянину, становится все затейливие. Ну ладно, суд сказал внятно: «Фи нам на решение прокуратуры», — так на то он и суд. Но когда читаешь, что Фемида не находит ничего странного в том, что в постановлении начальника СИЗО о водворении Сергея Евгеньевича в ЕПКТ не указан срок наказания — поверьте, становится даже смешно. Предствьте на миг, что осужденный получает приговор: заключение в колонию сроком на икс лет. Возникает резонный вопрос: а икс это сколько? И в ответ слышит: ты пока посиди, а попозже сообщим, — говорят юристы.

Кстати, за полтора года, проведенные Лузяниным в ИК, у него четырежды находили «запрещенные предметы» — обломки лезвий одноразовой бритвы. В первом случае взыскание не наложили, одно из двух последующих взысканий были признаны прокуратурой незаконными. Так что, судя по решению прокуратуры, за оставшееся единственным «лезвенное взыскание»
Сергей Евгеньевич получил самое суровое наказание. И судом это тоже не учитывается.