Светлана Воробьёва

Журналист газеты "Источник новостей"

Как я потратила в Белоруссии 10 миллионов «зайчиков»

858

В конце сентября я побывала в Республике Беларусь. В течение своего недельного вояжа мне удалось совместить приятное с полезным – повидаться с родственниками, посетить множество интересных мест и приобрести питомца древних охотничьих кровей.

Граница без «колючки»

Наш путь проходил через 7 областей России, 3 региона Белоруссии и занял чуть более суток – 25 часов. Проехав 1500 км на автомобиле, мы приблизились к границе. Честно говоря, я представляла её себе по-иному. Оказалось, здесь нет ни колючей проволоки, ни служивых с оружием и собаками. Нашу машину никто не пытался остановить, но перед знаком «Stop» мы притормозили и уточнили через открытую дверь:

– Проверять будете? – спросил пограничника супруг.

– Нет, нас интересуют только большегрузы. Можете езжать. Счастливого пути, – улыбнувшись, пожелал офицер.

Единственным условием для въезда в страну была оформление грин-карты, или, говоря по-нашему, страховки. С этим проблем также не возникло. Зелёные палатки тут же. Стоимость такого полиса – 700 рублей на 2 недели пребывания в стране. Оформив карту за 10 минут, мы продолжили путь. До конечного пункта, города Жлобина, нам оставалось ещё 200 километров.

Зачем белорусам температура полотна

Меня сразу поразили дороги – гладкие, как стёклышко. Ехать по ним одно удовольствие – ни ям, ни выбоин. По пути я обратила внимание, что леса (которых, к слову, не очень много) огорожены сетями, чтобы животные не выбегали на дорогу. Пробегающие мимо бесчисленные поля ухоженны, а собранное в рулонах сено хозяева оформляют в виде различных фигур и персонажей – впервые такое видела.

На столбах вдоль проезжей части можно лицезреть информационные таблички, рассказывающие о температуре воздуха и дорожного полотна. К слову, последний показатель очень важен. Дело в том, что в Белоруссии запрещено ездить большегрузам в жаркую погоду, чтобы не разрушать дороги. Следят здесь и за скоростным режимом – при помощи камер видеонаблюдения со специальными датчиками. Мы двигались со скоростью 130 км/ч, как вдруг нас ослепил яркий прожектор. Так мы узнали, что нарвались на штраф. Затем старались ехать аккуратнее. Позже местные жители нас успокоили, сообщив, что штраф в Россию не придёт, так как у наших стран нет общей базы данных.

Батька постарался

Остановились мы у родственников в Жлобине Гомельской области. Этот населённый пункт напомнил мне родной и близкий сердцу Кирово-Чепецк. Маленький, уютный, молодой. Захваченный немецко-фашистскими войсками, он был полностью уничтожен. «Деревню», в которой сохранилось лишь 4 дома, пришлось возводить заново – строить церкви, школы, больницы. Сейчас это цветущий, яркий город. Очень понравилось, как Батька – так в Белоруссии называют президента Александра Лукошенко – отреставрировал «хрущёвки». По его воле в домах были заменены окна, заново отштукатурены фасады и покрашены свежей сочной краской. Жлобин теперь в буквальном смысле сияет всеми цветами радуги. Удивительно, но в такой маленькой городке есть свои аквапарк и зоопарк! Жизнь здесь размеренная: люди не суетятся, машин мало, а у Днепра лишь изредка увидишь рыбака. Обмельчала, говорят, нынче Днепр. И ловить-то некого.

Однако складывалось ощущение, что природа здесь ближе к человеку, доверительнее что ли. Не случайно, наверное, во дворе дома, где мы жили, на электрическом столбе разместилось огромное гнездо аиста. И картину эту можно наблюдать повсюду – в парке, возле дорог, у сельмагов. Кстати, аист является неофициальным символом Белоруссии.

Буханка хлеба за 6 тысяч

По приезде в страну мы обменяли российские рубли на тамошние. Курс несколько удивил – 1-му нашему рублю равняются 260 «зайчиков», как любя называют свою валюту белорусы. «Вот это пачка! Теперь я богата!», – пошутила я, с трудом удерживая в руках 10 миллионов белорусских рублей. Самой маленькой банкнотой там является купюра номиналом в 100, только на неё ничего не купишь, так как это чуть больше 30 наших копеек. А монет в обороте и вовсе нет.

Надо сказать, что в Белоруссии всё дороже, чем у нас. Так, ещё в России – перед самой границей – мы заправили полный бак 95-го бензина и заплатили 35 рублей за литр, тогда как в соседней республике аналогичное топливо дороже на 12 рублей. Если говорить о стоимости товаров и услуг, то показатели следующие: хлеб – 6000 (23 российских рубля), молоко – 10400 (40), водка – 60000 (230), проезд в общественном транспорте – 4500 (17). Наверное, не мудрено, что миллионы из моего кошелька утекали, как вода.

Минск не хуже Питера

А самым дорогим приобретением в Белоруссии стала... собака. Да, в Минске мы купили щенка старинной охотничьей породы бигль, о котором мечтали уже давно. Наша встреча с Сарой (как мы впоследствии назвали нашего питомца) намечена была вечером. День же мы посвятили прогулкам по столице республики. Оставив автомобиль на платной стоянке, добрались на метро до известной и за пределами страны Национальной библиотеки.

Учреждение расположено в очень необычном здании, форма которого называется – тут лучше читать по слогам – ромбокубооктаэдр. В верхнем части этого необычного 23-этажного строения расположена смотровая площадка, откуда можно увидеть большую часть Минска.

После библиотеки мы прогулялись по проспекту Незалежности (Независимости), посетили крупные минские универмаги – ГУМ и ЦУМ, а также подземный торговый центр «Столица». Надо сказать, что архитектура Минска напомнила мне улицы Санкт-Петербурга. Удивительно, но от старой части города остался лишь небольшой пятачок – остальное забрала война...

...Белоруссия показалась мне страной контрастов – по-европейски ухоженной, но с отчётливым духом советских времён, который легко читается в архитектуре, многочисленных памятниках героям-воинам и менталитете людей.

Отличаются белорусы от россиян разве что говором – они «шокают» и «гакают» (произносят фрикативный звук, нечто среднее между «г» и «х»). Сейчас о братской стране мне ежедневно напоминает бойкая и ушастая Сара. Иногда даже кажется, что и гавкает она как-то по-белорусски, будто бы с фрикативным «г»...