Игорь Олин

Директор школы, учитель истории

Зачем заботливо скрывают имена палачей?

562

Чтобы идти вперёд, России требуется преодолевать наследие прошлого. Осмысливать пройденный путь. Вспоминать о своих сынах, судьбы которых были связаны с великими и трагическими, страшными страницами нашей истории.

В каждом регионе вышли Книги Памяти со списками погибших в годы Великой Отечественной войны. Вышли Книги Памяти жертв политических репрессий (правда, лишь немногие доступны в электронном варианте). Хорошо, что они существуют и теперь дополняются. Сделано большое дело.

Прозвучала оценка сталинского террора, массовых репрессий. Система осуждена (пусть с оговорками, скидками на объективные обстоятельства, тяжёлое положение). Виновниками расстрелов сотен тысяч людей, создания гигантской сети концентрационных лагерей называются Сталин, Ягода, Ежов, Берия и ещё несколько десятков имён руководителей советского государства 30-х годов.

Меня же беспокоит вопрос, а те тысячи палачей, которые расстреливали, пытали, с ними как быть? К нацистским злодеям возмездие приходит и спустя шесть десятилетий после краха гитлеризма. Безусловно, большинство тех, кто стряпал фальсифицированные дела, издевался над безвинными заключенными уже отошли в мир иной, но дождёмся ли мы адекватной, внятной оценки участия каждого из них в преступлениях сталинизма?

В Интернете я смог найти, как исключение, список сотрудников УНКВД Красноярского края, принимавших участие в репрессиях. В 2007г. председатель Красноярского общества "Мемориал" Алексей Бабий говорил в интервью:
"Что касается палачей. Далеко не полный пофамильный перечень тех, кто арестовывал, допрашивал, выбивал признательные показания, мы смогли разместить на своем сайте в Интернете (www.memorial.krsk.ru). В двух первых томах, выпущенных в 2004-05 гг. "Книги памяти жертв политических репрессий" упоминались и фамилии сотрудников НКВД, участвовавших в репрессиях, но, начиная с третьего тома, они исчезли. Более того, с 2006 года доступ к интересующим нас архивам для посторонних лиц, в том числе и для нас, членов общества "Мемориал", запрещен специальным приказом по МВД и ФСБ. Только родственники могут получить разрешение на знакомство с делом. Да и тем показывают далеко не всё.
...Теперь только по истечении 75 лет посторонние могут получить разрешение на работу в архивах.
...Это государственная политика. Когда принимался закон о монетизации, был изменен и Закон о реабилитации жертв политических репрессий. В том числе из него незаметно исчезла фраза о публикации списков лиц, виновных в фальсификации дел, применении незаконных методов расследования, преступлениях против правосудия.
... "Зачем обижать ветеранов?" - говорят нам. Или ссылаются на закон об охране личной тайны. А то и оправдывают действия своих предшественников: "А что вы хотите? Люди исполняли свой служебный долг. Если б воспротивились, их бы так же расстреляли".
...Мы публикуем эти фамилии не для сведения счетов. Оценка прошлого важна для настоящего". 

В наши дни архивы должны были стать доступны для изучения периода "большого террора". Однако современное государство, имитируя 30 октября день солидарности с жертвами политических репрессий, по-прежнему заботливо скрывает тех, кто видит в "служебном долге" индульгенцию за любое преступление против человечности. 

В марте 2014 года срок засекречивания подавляющего большинства документов из архивов советских органов госбезопасности был продлен на 30 лет - до 2044 года, хотя срок хранения документов, содержащих государственную тайну, ограничен по закону 30 годами с момента их создания. Указ Президента от 1992 года содержит требование рассекретить все материалы, касающиеся репрессий и нарушения прав человека. Несмотря на это, доступ к архивам фактически закрыт для граждан. С момента распада СССР прошла почти четверть века, однако ФСБ, правопреемница советских органов госбезопасности, продолжает охранять их секреты, создавая почву для фальсификации истории нашей страны.

По закону документы, срок секретности которых истек, должны передаваться в Государственный Архив РФ, где они становятся доступными для всех. «Чем больше у нас материалов, тем яснее мы можем понять и оценить механизмы политической власти, принятия решений и государственного подавления всего того, что государство считало вредным, лишним и ненужным. Без раскрытия архивов спецслужб это понимание невозможно», - говорит Никита Петров, историк, зам.председателя Совета Общества «Мемориал».

В интернете размещена петиция Ивана Павлова и команды 29 об отмене решения о продлении срока засекречивания архивов ВЧК-НКВД-КГБ 
https://www.change.org/p/%D0%B7%D0%B0-%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B4%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%83%D0%BF-%D0%BA-%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BC-%D0%B2%D1%87%D0%BA-%D0%BD%D0%BA%D0%B2%D0%B4-%D0%BA%D0%B3%D0%B1 .

Они против того, что еще 30 лет мы не сможем ничего узнать о тех страшных годах нашей истории, а родственники репрессированных так и не узнают подробности смерти своих родителей, бабушек и дедушек.

"Мы имеем право знать свою историю – включая самые темные ее страницы". - пишут они. 

Однако в правящих кругах страны ныне преобладают настроения, что российский народ должен читать и знать только то, что ему разрешит власть. Печально, но уже начались чистки библиотек, словно снежный ком растёт список запрещённой литературы, по мнению ряда международных организаций Россия опустилась в число стран с несвободной прессой.

Такая политика - "всё будет шито-крыто" - создаёт почву для новых репрессий, для неподобающего поведения представителей правоохранительных органов, вопиющих случае с участием которых, к сожалению, опять становится больше. Кроме того, можно ли верить в декларации по борьбе с историческими фальсификациями тех, кто способствует сокрытию и следовательно фальсификации истории важнейшего периода нашего прошлого?

Источник