Игорь Олин

Директор школы, учитель истории

Ваша смерть не является искуплением преступления, которое вы совершили

441

Много лет назад я внёс в записную книжку фразу Николая Кибальчича, народовольца, талантливого изобретателя и "главного техника" террористической группировки, казнённого за участие в покушении на императора Александра II: "Наша смерть станет искуплением того преступления, которое мы совершили". Эта страничка в старом блокноте попалась мне на глаза сейчас, на фоне новостей о чудовищных акциях последователей запрещённой в России организации Исламского государства, проведённых ими во Франции. Листок этот теперь я вырвал, смял, выкинул. Сама реальность кошмарным своим течением опровергает тех, кто готов во имя неких "великих" целей убивать ни в чём неповинных людей, умножая человеческое горе.

Ужасы, которыми себя пугала современная цивилизация, придумывая фантастические рассказы о полчищах злобных "зомби", "чужих", "матрице", оказались куда ближе, чем в недрах секретных лабораторий будущего или в потаённых уголках Вселенной. Существа, обвязывающие себя взрывчаткой и затем идущие в толпу, где, встречая глаза красивых женщин, мудрых стариков, добрых матерей, наивных мальчуганов и девчонок, любимых отцов, они предвкушают их гибель, крики, слёзы и наслаждаются всевластием над их судьбой, - это и есть "чужие". Они мечтают въехать в свой рай на неизмеримой боли несчастных жертв, и как эта мысль существует в их больных мозгах, представить невозможно. 

Даже ритуальные убийства сатанистов тускнеют в сравнении с вылазками борцов за веру. В руках фанатиков слепая вера - это оружие массового поражения. И неважно под прикрытием какой религии они действуют. В средневековье во время войн с еретиками, покушавшимися на господство христианской церкви, можно было услышать призывы священников: "Убивайте всех подряд. Бог на небе узнает своих". "Убивайте всех подряд", - это лозунг религиозных фанатиков на все времена, ныне - "игиловцев", испытывающих первобытную радость от созерцания зрелища расстрела автоматными очередями детей и пожилых, мужчин и женщин... Это у многих из нас слёзы на глаза наворачиваются, когда мы читаем в "Плахе", как браконьеры расстреливали стада сайгаков, это мы грустим по поводу Белого Бима или Хатико, это наши дети заснуть не могут, переживая за рябую корову Крошечки-Хаврошечки. Скотину жалко. Птичку жалко. А помешавшимся на идее спасения в раю любой ценой не жаль никого: они отрезают головы подросткам-"предателям", разрушают в прах культурное наследие древних эпох вместе с его исследователями, казнят учёных, врачей, учителей. Окажись в их распоряжении атомные бомбы, можно не сомневаться, что они тут же были бы отправлены на Москву, Париж, Вашингтон. 

Некоторые современные философы сожалели, мол, наше потребительское общество не рождает идей для молодых и горячих - идей, за защиту которых хотелось бы умереть. А, по-моему, прекрасно, что не стало идей, подобных тем, чьё омерзительное чрево поглощало стоящих на пути концепций единственно правильной веры, расового превосходства или перманентной мировой революции. Появление такого субъекта международной политики, как ИГ, наглядно показывает, что цивилизованному миру есть что защищать без всяких дурацких идей, претендующих на абсолютную истину: защищать жизнь, счастье родных и близких, мир, любовь, милосердие, гуманизм, науку, культуру, свободное развитие... Теракты во Франции продемонстрировали, что у нас - России, Европы, Америки - гораздо больше общего, чем "разногласий заклятых врагов". Неумение договариваться, санкции, противостояние идут на пользу исключительно "чужим". Несколько неверных шагов, и Земля окажется во власти отнюдь не роботов, а этих "чужих". 

P.S. Мне импонирует позиция российской власти, которая не изображает обиды, не дуется, а призывает западных союзников приступить к восстановлению нормальных взаимоотношений.

Источник