Александр Грислис

главный редактор газеты "Бизнес Новости в Кирове"

Не брать и не бояться

220

«Цены повышаются, их цены ужасно растут», - впервые спел Сергей «Чиж» Чиграков в 1995 году. Подумалось: двадцать лет спустя, как у настоящего рок-поэта, его тексты актуальны. Но растут не только цены, но и размер взяток. Их по-прежнему дают и берут. Доколе?

Начальник отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции прокуратуры региона Павел Матанцев на минувшей неделе рассказал: в 2015-м в Кировской области увеличился средний размер взяток.

- Мы выявляем рост преступлений, совершенных в крупном и особо крупном размерах, - в частности, сообщил прокурор. - Средний размер взятки увеличился более чем в два раза: с 34 тысяч до 70 тысяч рублей.

А всего за 2015 год органами прокуратуры области выявлено свыше 6 000 нарушений закона в сфере коррупции. Возбуждено 52 уголовных дела.

Отвечая на вопрос о том, можно ли искоренить в России коррупцию, Павел Матанцев сказал, что вопрос это сложный. Мол, есть те, кто дают, и те, кто берут. И представители ни одной из двух сторон не спешат «доложить» куда следует. Хотя, такие случаи есть и в нашем регионе. К примеру, на днях были вынесены приговоры за взятки двум главам сельских поселений в Нолинском районе. Давал в обоих случаях один и тот же предприниматель. Причем, с разницей в несколько дней. Случайность?

Впрочем, после пресс-конференции о коррупции в Кировской области задумался я о другом. А считать ли коррупцией, когда мы обращаемся за помощью к знакомым? А потом, к примеру, в знак благодарности преподносим им подарок. Признайтесь, вы хотя бы раз набирали номер знакомого чиновника, чтобы устроить ребенка сотрудницы в детсад поближе к дому? Или звонили с просьбой приятелю-врачу «подойти с особым вниманием» к вашему родственнику, угодившему в больницу? А когда вас, несмотря на «красивые» номера на авто, останавливали гаишники, ни разу не набирали номер знакомого полковника (подполковника, майора) и не передавали трубку «смелому» сержанту? Это всё коррупция? Или, как поёт в той же песне Чиграков: «Ну, а у меня пока, пока все ОК!»?

Источник