Антон Касанов

Историк

«Вечная» аптека Бермана

152

Одним из домов, без которых нельзя представить современную улицу Ленина является здание аптеки на углу современных Ленина и Горбачева улиц. Полагаю, оно очень многим знакомо в нашем городе: 

Аптека в этом доме располагалась с конца XIX в., первым ее владельцем был провизор Юлий Фабер. С начала века XX аптека перешла во владение С. М. Кацнельсону. 22 октября 1905 г. черносотенцы устроили в Вятке погром, в этот день на улицах города происходило избиение всех лиц, которые считались разъяренной промонархически настроенной толпой причастными к революционной деятельности. В ходе этого масштабного черносотенного погрома в Вятке погибло 6 человек, все непричастные к какой-либо политической оппозиционной деятельности. Также была разгромлена наряду с несколькими другими зданиями в центре города аптека Кацнельсона. В 1907 г. сам аптекарь на суде рассказал, что накануне 22 октября слышал о готовящемся погроме и потому на 22-е хотел запереть с утра аптеку, но так как народу в городе было много и в аптеку приходило много покупателей, то решил продолжить работу. 

Николаевская улица. Начало XX в. Второе строение слева - полукаменная аптека С. М. Кацнельсона

Разрушенное здание аптеки в 1909 г. приобрел провизор Владимир (Вольдемар) Берман (1882 – 1918 гг.). Его биография к тому моменту была полна интересными и необычными эпизодами. Например, во время русско-японской войны Берман вместе с Вятским санитарным отрядом воевал с японцами, врачуя раненых в Сретенске. Помимо этого Берман имел творческое хобби – пел в любительском оперном театре. Вел Берман и активную общественную деятельность:  помогал вятчанам, обучающимся в высших учебных заведениях, состоял членом губернского попечительного комитета о тюрьмах, являлся членом церковного совета по постройке собственного культового здания для лютеранской общины, в которой сам  аптекарь состоял. 


Владимир Берман

После возвращения с Дальнего Востока, летом 1908 года В. Г. Берман женился на Марии Александровне Либерман, и поступил в Московский университет на фармацевтические курсы. На месте старой аптеки Кацнельсона Берман в 1917 г. строит новое двухэтажное каменное здание того же назначения. Аптека Бермана является поздним произведением стиля модерн. Композиционным центром здания является небольшая по площади часть фасада – скошенный угол. Элемент декора здания, всегда выделявшего его из среды других  –  лепнинные украшения в виде звеньев разорванной цепи под карнизом. 

После падения в России монархии для Бермана начались непростые времена: его аптечный бизнес так и не успел активно развиться, а сама аптека на Николаевской в 1918 г. была национализирована и передана вятскому горздраву. Сам же провизор Берман в сентябре 1918 г. был расстрелян большевиками. Причин у репрессий в отношении Бермана было несколько. Ряд авторов указывают, что свою роль сыграло, видимо, то, что родственник Бермана купец Спиридон Ситников часто встречался с князьями из дома Романовых, высланными в Вятку большевиками весной 1918 г. и активно помогал им. Ситников и Берман были расстреляны вместе. Известный вятский мемуарист А. А. Прозоров вспоминая этот эпизод, описывал Бермана как «молодого человека, вполне скромного, тихого», однако, как отмечал Александр Александрович,  родство с Ситниковым погубило аптекаря.  

Аптека №2. Фото 1959 г.
Также краеведы связывали расстрел Бермана с его околополитической деятельностью и независимой позицией по ряду острых вопросов. «Я толстовец, ...не хочу одевать намордник. Как толстовец, я считаю, что ни с каким злом не надо бороться, жизнь сама покажет, какая программа и какой партии верна, и какое следует взять направление», – говорил Берман на допросе в ЧК. Отвечая на вопросы следователя, он достаточно искренне выразил свое отношение к происходящим событиям и политическим партиям: «...Скорее всего, я признал бы формой правления для России конституционную монархию... Но неограниченную монархию я не признаю, в этом отношении я схожусь с большевиками. Социальные реформы я признаю, но при постепенном проведении их. Я толстовец, в смысле непротивления злу, признаю только борьбу словом, но не крутые действия». Также Берман признавался в симпатии к партии кадетов, а про большевиков говорил лишь только то, что в их программе ему симпатичные тезисы «упрощения жизни» и уравнивания условий деятельности для всех категорий населения. 


Аптека №2. 1960-е гг. 
Несмотря на то, что Берман  имел удостоверение члена фармацевтической секции при Губернском комиссариате здравоохранения, являлся немецким подданным, находился под защитой германского правительства 10 сентября 1918 г. он был зачислен в списки кадетов, как кандидат на расстрел. Бывшее здание  его аптеки вошло в коммунальное владение № 93. Весь советский период времени в здании располагалась «2-ая аптека» – одна из самых известных в Кирове. В 1995 – 1997 гг. была  проведена реконструкция  здания, а аптека действует здесь по сей день, то есть уже более века занимая здание на углу двух старых вятских улиц.  Любопытно, что называется она сегодня  «Николаевской», сохраняя память о дореволюционном названии улицы.