Богдан Вепрёв

Главный редактор газеты «Источник твоего города»

Игра в ограничения

335

Рядом с нашей остановкой поставили киоск «Роспечать». Удобно, знаете ли, коротать время до автобуса, осматривая через стекло свежую прессу и иные печатные издания – от брошюрок до книжек. Но на некоторые из них, честно говоря, даже взрослому глядеть неловко. А тут утром девочка (класс второй) вся в розовом и с огромным рюкзаком прошла вдоль витрины. Наверное, до уроков прогуливалась. Остановилась, вчитавшись в анонсы на обложке журнальчика. И я заинтересовался – что там? Глянул следом – «Стань богиней секса! 10 способов удивить его в постели». Стало не по себе... На полочке выше – книга «100 алкогениев», с которой грустно глядел Михаил Ломоносов. Выходит, алкоголизм идёт (бредёт) нога об ногу с гениальностью? Да, есть над чем подумать школьнику... Но, как успокоила бы нас теледоктор Малышева, это норма. Тут же маркировка имеется «18+». Как у нас рассуждают, отметочка есть, кому не надо, вроде как, и не увидит недозволенного...

А недавно купил сборник «Компромисс» Сергея Довлатова, перечитать да и библиотеку свою пополнить. И тут как тут – «18+». Аки на романчике с пикантным содержанием прям. На самом деле ничего «такого» в книжке не найти. Кроме разве что редкого матерка, которого, как известно, из песни не выкинешь. Так зачем?

Обратимся к рекомендациям по применению ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»: «Исключение составляют (...) информационная продукция, имеющая значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества».

А разве «Компромисс», экранизированный Станиславом Говорухиным и открывший в прошлом году «Кинотавр», не имеет художественной ценности? Кто вообще определяет значимость произведения искусства? Специально созданная комиссия ценителей высокого?!.. А я наивный полагал, что читатели (в случае с литературой). Время, наконец.

Резко высказалась по поводу возрастного ограничения доступа к литературе доктор филологических наук и литературовед Мариэтта Чудакова. По её словам, подобные маркировки («6+», «12+» и пр.) «оглупляют» молодое поколение.

– Все дети разные. И моё глубокое убеждение: нет книг, которые читать рано, за исключением тех книг, которые не надо читать никогда, – уверена Чудакова. – Предположим, ваш ребёнок в 7-8 лет открыл «Анну Каренину», полистал, увидел, что не по зубам, отложил. Чего там взрослые находят? И что? Он стал от этого хуже, глупее? Только потом над собой посмеётся через много лет и всё.

Как не вспомнить и о предложении ряда деятелей исключить из школьной программы рассказы классиков – «О любви» Антона Чехова , «Кавказ» Ивана Бунина и «Куст сирени» Александра Куприна, так как они, дескать, пропагандируют «свободную любовь». Позвольте, а в «Тихом Доне» главный герой, будучи женатым, разве не бегал налево – к соседской жене? Тоже исключить? И таких примеров множество.

Борьба за нравственность должна иметь свои рамки. Разумные. В противном случае она будет похожа на странную игру. В которую легко заиграться. До абсурда. Когда останутся у нас, не дай Бог, вместо Бунина, Чехова, Довлатова сплошные «алкогении» да «богини секса».

Источник