Роман Романов

Социолог

Мы не будем плакать

279

Не ясно до конца, по какой причине Павел Астахов может уйти со своей должности. Пока озвучиваются две версии: коррупционная история и накопившееся недовольство в высших эшелонах власти деятельностью детского омбудсмена. Если коррупционная история и вправду была, мы получим лишнее подтверждение тезиса, что если кто-то напоказ борется "за мораль", это говорит о некоторой нечистоте рук самого борца.

В любом случае, я знаю многих людей, которые если и не откроют шампанское, то будут радоваться.

Мало кто в России настолько не подходит на должность уполномоченного по правам детей, как Павел Астахов. Даже Сергей Шнуров на должности министра культуры смотрелся бы более органично. Мне могут сказать: "Он сделал много полезного, посмотрите его отчёты. Да и вообще он милый, посмотрите его инстаграм". Примерно так себя и вели в последние дни платные блогеры, которых кто-то подтянул на защиту Астахова в социальных сетях.

Проблема в том, что если последовать совету платных блогеров и изучить отчёты Астахова на официальном сайте уполномоченного по правам ребёнка, складывается впечатление интенсивной деятельности, направленной на повышение узнаваемости и раскрутку персонального бренда.

Сколько там реальной помощи реальным детям, понять трудно. "Выезжал, инспектировал, разговаривал, грозил кулаком, произносил речи", – вот мои выводы после изучения материалов сайта. Возможно, у кого-то они будут другими. Отдельно отмечу – именно отчётов (хотя бы ежегодных) о деятельности детского омбудсмена мне на его официальном сайте найти не удалось, а некоторые разделы там и вовсе не обновлялись с 2012 года.

Но проблемы с отчётностью — слишком слабый довод, чтобы сказать, что Астахов для своей должности не подходил. Намного важнее другое: Астахову удалось создать крайне негативный образ защиты детства и людей, которые ей занимаются. Образ гламурного адвоката, прилетающего с разносами из Москвы с громкими заявлениями под телекамеры, удавалось корректировать отдельным уполномоченным по правам ребёнка на местах — но не всем и не везде.

Сам же Астахов довольно успешно показывал: защита детей — деятельность агрессивная, нетерпимая, часто непродуманная и популистская. И главное — её последствия непредсказуемы для самих объектов защиты.

Не буду напоминать о скандалах, связанных с Астаховым. "Как поплавали", "сморщенные женщины", – всё это мы и так прекрасно помним. Но была ещё и поддержка спорных законов, на фоне которой неосторожные слова воспринимаются как симптом невнимательности, нетерпимости, озабоченности своим образом в ущерб общественным задачам.

На должности детского омбудсмена недостаточно казаться героем; героем надо быть. Пример Павла Астахова продемонстрировал, что это — разные вещи. Тот, кто хотел казаться героем, оказался бумажным тигром, деятельность которого не соответствовала занимаемому им посту.

Если Астахов всё же уйдёт, главное — не повторить ошибок. Нужно назначить на должность уполномоченного по правам детей не медиа-звезду, а реального опытного специалиста "от земли". На мой взгляд, лучше всего подошёл бы какой-то детский омбудсмен из региона, зарекомендовавший себя не пиар-кампаниями, а делами.

И если бы спросили меня, я бы посоветовал уполномоченного по правам ребёнка из Петербурга — Светлану Агапитову. Вот человек, который много лет успешно работает на своём посту, вокруг деятельности которого существует настоящий — и позитивный — общественный консенсус в городе.

А Павлу Астахову мы желаем найти себя на другом поприще. Плакать о его уходе с нынешней должности — не будем.

Источник