Богдан Вепрёв

Главный редактор газеты «Источник твоего города»

Микеланджело из Курино

273

Бывают совпадения, после которых ловишь себя на мысли – «наверное, всё-таки это не случайно». Когда работал над материалом «Из жизни памятников» (и дело это, разумеется, не афишировал) мне прислали фотографию монумента (так, мол, вдруг интересно будет) – бойца Красной армии из камня внушительных размеров, в плаще, в каске, который, по всей видимости, устремлён в атаку – левая рука указывает вперёд, в правой – ППШ. Удивили размеры памятника – почти 4,5 метра! Такой высокой военной скульптуры я в Кировской области не встречал. Оказалось, памятник расположен на территории посёлка Заречный Котельничского района. Поразило и то, что работа эта авторская (тоже редкость) – на постаменте имеется табличка «Дорогим землякам от скульптора Головнина А.С. к.х.ф. 1970-1975 гг.» и подпись. Далее мне удалось выяснить, что автор – Анатолий Семёнович Головнин – живёт в Самаре, считается там одним из ведущих скульпторов, его работы представлены не только в России, но и за границей (много в частных коллекциях), а не так давно котельничанину было присвоено звание Заслуженного работника культуры Самарской области. На днях мне удалось побеседовать с супругой художника Ниной Ивановной (сам Анатолий Семёнович ввиду состояния здоровья общаться не может) и узнать, как воспитанник детдома, увлечённый живописью, стал известным российским скульптором...

А родился наш земляк в селе Курино в 1934 году. Рано потеряв родителей, вместе с братом оказался в детском доме в селе Пиксур Даровского района. Здесь благодаря замечательным воспитателям у юного Толи и зародился интерес к творчеству. Начал рисовать – в основном пейзажи. О скульптуре тогда даже и не думал, его полностью занимала живопись. После детдома Анатолий поступил в профессиональное училище в Кирове, и отучившись на слесаря, работал на одном из местных предприятий. Но о мечте своей не забывал и благодаря присущему ему от природы напору поступил в Ленинградское художественное училище. Там его, крепыша, рукастого парня, заметил преподаватель скульптуры и переманил на своё отделение. Так Анатолий Семёнович ушёл из живописи и никогда об этом не жалел...

– А как вы познакомились? – поинтересовался я у Нины Ивановны, супруги скульптора, вслед за её рассказом о начале творческого пути именитого мужа.
– Мы же земляки, из соседних деревень. Он приехал к сестре, я – к родителям. Я в Мурманске училась в то время, а он в Ленинграде. Мы встретились 12 июля, на Петров день, на празднестве, которое в Кировской области в то время широко отмечалось. Как раз в селе Курино праздник был. Толя пошёл провожать меня, с того дня и до сегодняшнего мы вместе. Он доучивался, а я тоже училась в педучилище. Звал меня замуж, я не соглашалась, говоря, что надо ещё поработать. Два года я потом преподавала математику в посёлке Альмеж Мурашинского района. Он ждал. Потом согласилась на женитьбу.

– Терпения Анатолию Семёновичу не занимать!
– Да, у него терпение адское. Если бы он был не такой упёртый, я, наверное, не была бы с ним. Пережили мы очень много...

– В Самару вдвоём отправились?
– Сюда он приехал в 1965 году по приглашению тогдашнего председателя правления областного Союза художников Куйбышева (тогда так называлась Самара). Получив диплом, Толя со спокойной совестью отправил в Куйбышев. Пока ехал, человек, который пригласил его, умер. Анатолий приехал никому не нужный. То есть ни квартиры, ни работы, ни мастерской. И вот начал с нуля. Упёртый он. Только твёрдый, сильный человек может так выживать. Он приехал, нашёл сослуживца, с которым служил на Дальнем Востоке. Этот друг помог устроиться на квартирку. Потом уже я приехала. Мы поженились. 10 лет жили на частной квартире.

– Вместе и в радости, и в трудностях...
– Знаете, Богдан, он ничего никогда мне не обещал. Одно только сказал: «Будет трудно». И никаких вопросов больше не возникало. Все эти трудные годы мы пережили без скандалов, без требований, без претензий. Когда у нас не было жилья, мы жили в мастерской. Кстати, свой любимый жанр – скульптурный портрет – он начал с меня, моего портрета...

– На счету Анатолия Семёновича сотни работ. Он постоянно что-то создавал?
– Только в мастерской сейчас порядка 50 работ. Он всегда работал, он очень трудолюбив. И сделал очень много и в Куйбышевской области, и за пределами, и даже в Болгарии установлен памятник, который он создал (А в Германии, в одной из частных коллекций находится его скульптура «Перед дуэлью», на ней Александр Пушкин представлен на петербургской набережной в один из самых трагических моментов своей жизни – Прим.ред.) Он всё время был в мастерской, дома мало бывал.

– Когда же виделись?
– Хватало! Я сама в школе работала, всё время с детьми. А сын у нас, можно сказать, сам рос. В школе до 4-го класса со мной был, я наблюдала, а потом самостоятельно.

– Сын пошёл по стопам отца?
– Он тоже скульптором стал, окончил то же самое учебное заведение, что и отец. Член Союза художников. Времена изменились. Если раньше, при Союзе, заказы были обеспечены, творческому человеку требовалось только работать, то после перестройки работу надо искать...

– Сейчас вы занимаетесь мастерской супруга?
– Анатолий заболел, а мне жалко её забрасывать – полсотни произведений там. Последний раз у него приобрели сразу 7 работ. Пришёл директор одного из крупного банков и купил.

– Знаю, пару лет назад на мастерскую был налёт.
– Это случилось в новогоднюю ночь 2014 года. Анатолий 1-го января мне вдруг говорит: «Пойдём в мастерскую», я говорю: «Зачем?». «Пойдём». – «Ну хорошо». Видно, чувствовал. Приходим, а там всё разгромлено, выбиты окна, сорваны решётки. Много работ порушили. В металле работы не уволочёшь, и те, которые в гипсе, топором порубили. Я написала заявление в правоохранительные органы, но результатов нет...

– Какие свои работы Анатолий Семёнович особенно ценит?
– Очень значимая работа – памятник советской лётчице Ольге Санфировой, сбившей немало фашистских самолётов. Памятник легендарному генералу Дмитрию Карбышеву, попавшему в годы Великой Отечественной войны в плен, и возглавившему Движение Сопротивления в лагере. Очень важная работа – памятник семье Володичкиных. Это 11-метровый монумент в честь матери, у которой война забрала всех девятерых сыновей: шестеро погибли на фронте, трое позже скончались от ран. Сердце Прасковьи Еремеевны не выдержало потерь...

– А что касается памятника Воину в посёлке Заречный Котельничского района. Интересно было бы узнать, как возникла идея его создания.
– Он ездил каждый год к сестре в Котельничский район. И когда приезжал, обязательно посещал места, где родился и жил. Честно говоря, я совершенно не знала о том, что Анатолий работает над этим памятником. Я узнала, что он сделал эту работу, только от форматора, который исполнял формовку, чтобы отлить части монумента. Он всё сделал молча и сказал лишь после установки. Сделал он это в память о Родине и своих земляках, погибших на войне. Снимки есть, но в натуре я памятник её не видела. Туда я не съездила...

«Фигуру воина Анатолий Головнин делал по частям, так как высота его мастерской была всего 3,5 метра. Нанимал специалистов по формовке и отливке, кран и платформу, чтобы отправить по железной дороге груз из Самары в Заречный. Высота монумента составляет 4,4 м. Рядом с постаментом, на котором стоит солдат, находится памятная доска с фамилиями павших земляков» (по информации Макарьевской сельской библиотеки)

– Когда были на малой родине?
– Последний раз мы с ним ездили в Котельнич в 2005 году, там живёт племянник Анатолия. Кстати, я сама вела машину до Котельнича. Оттуда мы съездили до Заречного. А дальше было невозможно проехать, и мы вернулись. Сейчас Анатолий не выходит из дома. После того, как в 2015 году получил звание заслуженного работника культуры Самарской области. Тогда мы вернулись с награждения – у нас тут не очень далеко, ходили туда и обратно пешком – и он сказал, что у него заболели ноги...

Нина Ивановна рассказывала о нынешней жизни, что не теряет связи с местным Союзом художников и очень надеется, что работы мужа, которые сейчас томятся в мастерской, найдут себе достойное место. В завершении нашей беседы она поблагодарила за внимание и пригласила в гости: «Будете на Волге, в Самаре, звоните – встретим. Гостем будете в нашем доме». И столько было доброты, душевности в этих словах, что я готов был бросить все дела и тут же рвануть на Волгу, чтобы не по телефону, а при встрече сказать землякам – Спасибо!

P.S. Да простят меня Анатолий Семёнович и Нина Ивановна за звание «Микеланджело из Курино», так по-журналистки вольно использованное мною в названии материала, но я, пусть и не являясь особым знатоком мировой скульптуры, и правда, нашёл много общего между великим итальянцем и замечательным котельничским мастером – монументальность, размах, глубину. У обоих всегда отмечали, кстати говоря, и несомненный поэтический талант. Правда, Анатолий Семёнович, записывая свои стихи на маленьких листочках, никому, даже супруге, их не показывал, а сейчас эти поэтические строчки то и дело находятся в мастерской...

На карте Котельнич – жемчужинкой точка,
Столица ушедших в печаль деревень.
А скольким ещё от печали отсрочка,
Храни земляков, наступающий день.

Тебя называют глубинкой невежды.
Неправда! Светлей ты хвалёных столиц,
Не рядишься ты в показные одежды,
Не стелешь ковры для сомнительных лиц.

Ведут от вокзала по миру дороги,
У каждого в жизни своя колея.
С надеждой в удачи, не веря тревоге,
Отсюда ушёл осенённым и я...