Антон Касанов

Историк

В Кирове снесут дом купца Лебедева с уникальными наличниками

196
Продолжается уже ставшее систематическим разрушение исторического центра Вятки. Недавно мы писали про то, что к сносу приговорили дома купцов Якова Прозорова и Федора Лаптева во второй (южной) части города. В последние недели августа стало известно, что в ближайшей перспективе будет расселен и снесен еще один важный памятник вятской старины — главный дом усадьбы купца Лебедева с красивейшими наличниками. На здании по адресу: улица Дерендяева, д. 61 недавно появилась соответствующая информация на синей табличке.
Бывшая улица Всехсвятская (ныне — Дерендяева) сейчас небогата стариной. В 1990-е и начале «нулевых» с этой городской магистрали пропало почти все, что здесь было построено в дореволюционный период. Из оставшегося — Александровский католический костел, дом купца Станислава Якубовского и два здания (61 и 61а) бывшей усадьбы Лебедева. О главном ее доме, ныне уже обреченном на смерть, сегодня наша историческая справка. 
Главный дом усадьбы И.И. Лебедева (ул. Дерендяева, 61). Конец октября 1993 г.
Участок к югу от новой Московской дороги, между Всехсвятской и Владимирской церквями стал застраиваться достаточно поздно — лишь в середине XIX века. К 1880 г. статский советник Поликарп Ложкин построил на улице Всехсвятской между Копанской и Стефановской (сейчас — Герцена и Молодой Гвардии) дом и два деревянных флигеля в один этаж. Квартиры в усадьбе активно сдавались самым разным квартирантам. Среди них числятся довольно известные в региональной истории лица. Например, в 1877 г. у Ложкиных жила вдова вятского почтмейстера и гомеопата Дмитрия Долматова, который также знаком краеведам как меценат-попечитель и товарищ художника Аполлинария Васнецова.
Дом усадьбы И. И. Лебедева (ул. Дерендяева, 61а). Конец октября 1993 г. 
В 1895 г. имущество Ложкина переходит к мещанину (позднее — купцу и личному почетному гражданину) И. И. Лебедеву. В том же году Лебедев поделил купленный участок и продал его северную часть предпринимателю польского происхождения С. О. Якубовскому. В начале XX в. Лебедев начинает активно перестраивать свою усадьбу по проекту архитектора Э. К. Нюквиста, именно тогда дома приобретают современный вид. К 1909 г. у Лебедева на участке уже два деревянных двухэтажных дома и четыре одноэтажных деревянных флигеля. 
Главный дом усадьбы И. И. Лебедева.1960-е гг. 
Уникальная черта лебедевских домов — наличники окон с оригинальной резьбой. Такой тип наличников, выполненных в технике сложной объёмной резьбы, часто применявшейся для украшения иконостасов церквей, большая редкость в современном городе. Краевед В. А. Любимов в книге «Старая Вятка. Квартал за кварталом» так писал о возможном авторе этих наличников:  
«…Кажется, я знаю имя резчика этих «иконостасных» наличников. Знание это, как и многое в этом наполовину непознанном и на две трети порушенном городе, зиждется лишь на интуиции да логике. Да еще на простом желании как-то, пусть с массой оговорок, заполнить пробелы пустоты нашей памяти. Попавшийся на глаза каталог выставки А. И. Деньшина (1976 г.) добавил уверенности. За тридцать лет до той выставки и за два года до своей смерти художник, как бы прощаясь с родным городом, зарисовывал резьбяные украшения старой Вятки. Имя мастера указал лишь однажды, на рисунке наличника окна дома 71 по ул. Дерендяева: «Мастер И. П. Исупов 1900 годы». Дом этот стоял чуть дальше, по направлению к нынешней облбольнице (тогда - заброшенному Ахтырскому кладбищу), где-то сразу за Стефановской (М. Гвардии), и принадлежал канцелярскому служителю, некоему Огородникову. А до Огородникова (до 1899 г.) числился за цеховым Деньшиным. Резьба на деньшинском рисунке не походит на украшения лебедевских домов, но почерк чувствуется один. О близости 71-го дома к нашим (61 и 61-а) и к исуповскому дому-мастерской в предыдущем, 20-м квартале уже и не говорю... Сохранятся ли эти наличники, этот уже наполовину порушенный уголок старой вычурной Вятки?»
Дома Лебедева в дореволюционный период были доходными и нам известны имена нескольких их любопытных квартирантов. В начале XX в. здесь жила семья Дравертов. Отец семейства — крупный чиновник польского происхождения Людовик Станиславович Драверт работал председателем сессии Казанской судебной палаты. Согласно семейной легенде, в Польше было две реки — Драва и Верта, они и могли стать основой для фамилии. О судьбе выросшего в доме с наличниками Петра Драверта мы недавно писали подробную статью. Он стал ученым-геологом, писателем, поэтом и одним из наиболее ярких мечтателей своего времени. В доме на Всехсвятской Петр в юности квартировал со своей сестрой Ксенией — юной вятской поэтессой, которая писала под псевдонимом «Тревард». В 1906 г. вышел ее первый сборник стихов, их печатали даже в главной региональной газете «Вятские губернские ведомости». Через год после выхода сборника поэтесса уехала во Францию, получила блестящее образование в Сорбонском университете, в Россию больше не возвращалась.
Вторая любопытная семья, жившая в лебедевской усадьбе, была уже не польского, а французского происхождения. Именно здесь квартировала Елена Гогель — директор вятской губернской библиотеки первых послеоктябрьских лет. За короткий промежуток времени Елене Владимировне удалось создать то мощное ядро книжного фонда Вятской публичной библиотеки, которое вывело ее в число богатейших книжных собраний нашей страны. Любопытно, что предки Гогель приехали в Россию из Франции еще в XVIII в. по приглашению Екатерины II. Многие из родственников Елены Владимировны были известными военными деятелями, а портрет генерал-майора Ф. Г. Гогеля и вовсе находится в «Галерее героев Отечественной войны 1812 года» в Эрмитаже. 
Е. В. Гогель 
В 1918 г. дома уже по улице Дерендяева были отобраны у купца Лебедева и муниципализированы как коммунальное владение №12 в составе: дом двухэтажный деревянный с каменным подвалом, два дома двухэтажных деревянных на каменных фундаментах и флигель одноэтажный деревянный. При советской власти дома стали коммунальными и были густонаселенны самыми разными жильцами. До сего времени сохранились лишь два лебедевских здания: 61 А и 61. Последний, главный усадебный дом, который помнит и Дравертов, и Гогелей вскоре будет уничтожен.     
Фото: ГАСПИКО, А. Кирюхин, С. Суворов