Мария Бутина

Федеральный координатор движения «Право на оружие»

Легализация оружия. Комментарий к опросу газеты «Источник новостей»

21
Таким образом, большинство Ваших респондентов выступает «за» расширение прав граждан на оружие, если учитывать, что тех, кто опасается негативных последствий от подобных мер меньше остальных групп. Ведь даже если предположить, что эта мера ничего не изменит в области преступности, на неё следует идти хотя бы с целью развития отечественного ВПК и устранения бессмысленных запретов и бюджетных расходов связанных с их обеспечением. Судя по опросам у Вас в регионе очень развитое и зрелое гражданское общество, так как в целом по стране социологические опросы менее оптимистичны и показывают, что большинство всё же пока выступает «против».

Говорят, в эпоху внедрения вакцинации население тоже активно «против» выступало. В республиках Прибалтики даже через 20 лет после возврата права населения на короткоствольное огнестрельное оружие под 80% населения об этом не знает и активно выступает против такой гипотетической возможности, полагая что "все друг друга перестреляют", хотя эти страны значительно нас безопаснее. В современной России, порядка 60% населения страны не знает, что в гражданском пользовании уже доступно длинноствольное огнестрельное оружие самообороны, значительно более опасное и убойное чем пистолеты. Таковы особенности массового сознания в условиях специфики законодательства, запрещающего в России даже массовую рекламу оружия самообороны. Если у нас было бы запрещено рекламировать машины, то мы бы знали о них лишь по новостным случаям дорожно-транспортных происшествий и были бы уверены, что автомобили лишь смерть и трагедии несут, относясь к ним также как и к гражданскому оружию.

Показательно также и то, что социологические исследования показывают, что среди тех, кто признаёт в своей жизни наличие случаев столкновения с криминальной угрозой, твёрдое большинство выражает желание свои права на оружие расширять и пистолеты приобретать. Мы живём в полном соответствии с печальной поговоркой про жареного петуха.
К сожалению, мы по своей природе достаточно косные, к тому же мы, как народ, в себе не достаточно уверены, многие на полном серьёзе считают большинство своих сограждан сборищем пьющих хулиганов которым нельзя доверять, хотя эти люди, между прочим, верховного главнокомандующего крупнейшей ядерной сверхдержавы избирают. Если бы наше общество было бы другим, если мы были бы уверенной в себе нацией уважающей себя и доверяющей друг другу, то у нас бы и не было такой пугающей статистики вопиюще высокого уровня насилия, суицидов, депрессивных проявлений, алкоголизма, гражданской пассивности.

Мы желаем для своего общества лучшего будущего, поэтому пытаемся расширять наше поле прав и свобод, лучше информировать население. Это тот случай, когда бытие определяет сознание и наоборот – любое расширение свобод и ответственности граждан будет способствовать развитию в них лучших качеств, но ждать какого-то улучшения ситуации до этого невозможно – нельзя научиться плавать, не зайдя в воду.

Что касается последствий расширения прав граждан на оружие, то тут нужно понимать, что все риски и опасения, что есть в отношении пистолетов, уже были бы реализованы с дробовиками и винтовками. С другой стороны, строго научным фактом является тезис о сокращении насильственной преступности в условиях расширения прав граждан на оружие – это подтверждает и весь мировой опыт и даже наша российская статистика и история. Не удивительно, что именно в наиболее хорошо вооружённой Москве один из самых низких уровней насилия на душу населения на фоне общероссийских показателей. В Российской империи, где подданные обладали возможностью владеть нормальными пистолетами, уровень криминальных убийств был вдвое ниже современного показателя, тогда как всю новейшую историю с 90-х годов статистика преступности в России улучшается на фоне роста распространённости гражданского вооружения, даже в форме несовершенного травматического оружия. Строго говоря, нет ни одного научно обоснованного аргумента и примера, указывающего на вред роста легального гражданского вооружения.

Разоружение населения всегда было чисто политическим вопросом, связанным с эмоциональными реакциями масс-медиа или аспектами борьбы за власть. Так, Гитлер перед Второй Мировой проводил в Германии политику разоружения своего гражданского населения, оправданно опасаясь за его лояльность к своему бесноватому режиму. Мало кто знает, но даже в СССР до 70-х годов лицензирования охотничьего оружия не существовало, а преступность в стране стала повышаться именно на фоне ограничения доступности оружия для населения, хотя, разумеется, это был не единственный фактор ухудшения институтов
советского общества, предшествовавших трагическим событиям 1991 года.

Можно было бы долго приводить различные факты и аргументы в пользу того, что расширение прав граждан на оружие не приведёт к росту насильственной преступности, но отмечу лишь, что это не является идеологическим убеждением, это просто чисто научный, пусть и пока малоизвестный в России факт.

Общественное мнение, к сожалению, не всегда является критерием истины и на эти вопросы должны отвечать оружейники, криминалисты, историки, точно так же как замеры общественного мнения вряд ли будут лучшим критерием для выявления конструктивных принципов авиации или определения принципов хирургической медицины. Политическое руководство страны должно иметь мужество даже не популярные, но необходимые шаги делать. Большинство наших сограждан понимает, что в стране большие проблемы с преступностью и не довольно работой полиции, однако брать на себя часть ответственности люди естественно не спешат. Однако вся наша жизнь состоит из трудных решений и роста личной ответственности. Отказываться брать на себя ответственность конечно можно, но до добра этот подход не доведёт. Все мы ведь закрываем двери, смотрим в глазок или спрашиваем «кто там?» прежде чем их открывать, имеем забор на участке, решётки на окнах первых этажей, храним дома аптечки и огнетушители в автомобилях. Легальное оружие самообороны – это такой же необходимый инструмент защиты себя и своей семьи, который должен быть у каждого ответственного и дееспособного человека, если ему дороги его близкие. Запрещать личное оружие это тоже самое, что запрещать аптечки и огнетушители – глупо при этом ожидать в стране высокого уровня безопасности и правопорядка.