Михаил Плюснин

Правозащитник, член ОПКО

Субъективно о поездке в ИК-3

40

25 февраля 2013 года члены ОНК Кобзева Г.И., Перелыгин А.И., Плюснин М.В. посетили колонию общего режима ИК-3 в Верхнекамском районе Кировской области.

Формальным поводом явились письменные обращения в адрес ОНК как осужденного А.Бакал и его жены, так и родственников иных осужденных, отбывающих наказание в этой колонии, о необходимости оказания помощи в защите их прав.

Предыдущий визит в колонию членов ОНК был в августе 2011 года. Тогда силами 8 участвовавших в визите членов ОНК был произведен осмотр всех отрядов и вспомогательных помещений учреждения, после чего в ходе личного приёма было принято более 100 осужденных.

В ходе визита 25.02.13г. членами комиссии были осмотрены отряды ОСУОН, карантин, отряды №№ 2, 7, 13. Осмотрены столовая, медицинская часть, банно-прачечный комбинат. Помещения ШИЗО-ПКТ проверены, с находящимися в камерах по их желанию сразу проведены беседы по личным вопросам.

По окончанию осмотра помещений колонии был проведен личный приём осужденных. Всего на приём обратилось 24 человека.

В ходе приема выявились несколько общих проблем.

Было много жалоб на необоснованное применение физической силы со стороны сотрудников. Точнее, постоянно звучало 2-3 фамилии. Всем заявителям предлагалось написать заявление в прокуратуру и Следственный комитет, разъяснялись полномочия ОНК, что мы не имеем возможности и процессуальных полномочий проводить следственные действия, определять и наказывать виновных.

Некоторые осужденные такие заявления написали и нам передали.

Были жалобы на изъятие из комнат приема пищи в отрядах электрочайников. Одновременно выяснялось, что в отрядах нет электротитанов. Хотя по нормам обеспеченности как раз они и должны стоять в каждом отряде, снабжать кипятком желающих выпить чаю-кофе.

Поступали жалобы на изъятие вещей. Часть этих жалоб была явно не обоснована, поскольку изымались вещи неустановленного образца. А вот то, что при этом не всегда выдавались квитанции об изъятии – явно не соответствует закону.

Несколько обращений касались передачи и пользованием спортивными костюмами. А так же теплым нательным бельём. Вопрос вроде бы простой, но при выяснении обстоятельств каждого конкретного случая ответ о правомерности действия по запрету пользования вещами давался различный.

Как всегда, много жалоб поступало на ненадлежащее оказание медицинской помощи. В том числе, что лекарства не выдают на руки, и необходимо принимать их непосредственно в медчасти, в присутствии медработника. А медчасть работает до 17.30. И там всегда очередь.

Кроме этого, была проверена работа в колонии с устными и письменными обращениями осужденных. К этой работе замечаний практически нет.

По запросу членам ОНК была предоставлена справка, по движению осужденных в колонии за 2010-2012 года.

По итогам визита в ИК-3 было проведено рабочее совещание с администрацией колонии. Все имевшиеся у членов ОНК замечания были высказаны. Но не вписаны в соответствующий журнал, ввиду его отсутствия.

По итогам - некоторые предварительные выводы.

В колонии необходимо капитально отремонтировать помещение ШИЗО-ПКТ. А ещё лучше – построить новое. То, что имеется сейчас, никаким нормам не соответствует. Находиться там просто страшно. Сыро, душно, темно, грязно.

В отрядах колонии необходим текущий ремонт. В некоторых - ремонт электрооборудования. Подплавленные электророзетки и висящие скрутки из проводов не являются стандартом электро безопасности.

Помещения отрядов должны быть укомплектованы электротитанами. Их отсутствие, с одновременным изъятием из пользования электрочайников, создают излишнюю социальную напряженность.

Процедура изъятия запрещенных к хранению у осужденных вещей, определенная в законе, должна соблюдаться полностью. Вещи - уничтожаться или передаваться на склад для хранения до освобождения осужденного, с выдачей об этом на руки квитанции. Ситуации, когда вещь у осужденного изъята, а её дальнейшая судьба неизвестна, недопустимы.

Несколько субъективных заметок.

На первый взгляд, в колонии нет жесткого противостояния администрации и осужденных.

Колония испытывает кадровый голод. Когда один начальник отряда работает сразу с тремя отрядами – порядка не будет. Начальник отряда – первый человек, который должен принимать все заявления осужденных своего отряда, решать текущие проблемы, помогать в дальнейшем жизненном устройстве. Эффективно работать на 250 человек - невозможно.

Ситуация с изъятием электрочайников, за что осужденные ругают начальника колонии, инициирована прокуратурой, которая усмотрела в этом нарушение закона. Хотя ранее электрочайники были совершенно легально куплены, с разрешения администрации установлены, и находились в общем пользовании. Мы постоянно выступали за отказ от кипятильников, в пользу электрочайников, как более экономичного и безопасного прибора. Практически во всех колониях Кировской области электрочайники были куплены и установлены в комнатах приема пищи. Сейчас их запретили, видимо, так же во всех колониях. Зачем???

На ровном месте создали проблему, которая вызывает массу недовольства, и без того действительных проблем хватает.

Прокуратура выдвинула интересный тезис – вообще запретить применение теплого нательного белья, которое до сих пор разрешали по медпоказаниям. Исходят сотрудники прокуратуры из того, что есть нормы бытового обеспечения, там всё учтено, и если мудрые законодатели решили, что для осужденных в Кировской области нет нужды в теплых вещах, валенках, значит, и разрешать их отдельным осужденным, в зависимости от их неких индивидуальных особенностей организма, оснований нет. Просили и нас поддержать такую позицию. Мы против категорически! У каждого человека своё состояние здоровья, и для оценки этого конкретного состояния имеются врачи, у которых есть право дать соответствующую рекомендацию по лечению, либо поддержанию здоровья. В том числе о необходимости дополнительной майки, иной тёплой одежды, или специальной обуви.

Впервые за время посещений камер ШИЗО увидели, что осужденный спит не на нарах, а на полу, ссылаясь на то, что ему так удобнее, и врач разрешил.

И немного цифр.

ФКУ ИК-3. Колония общего режима, для повторно отбывающих наказание, с лимитом наполнения 1260 человек.

За 2010 год из колонии освободилось 580 человек, по окончанию срока – 412; УДО-163, изменение режима – 5; в колонию-поселение переведено – 24 человека.

За 2011 год освободилось 549 человек, из них по окончанию срока 508, УДО-70, изменение режима – 16; переведено в колонию-поселение -35.

За 2012 год освободилось 646 человек, по окончанию срока – 565, УДО-60, изменение режима- 20; переведено в колонию-поселение -45.

За год состав осужденных в колонии обновляется более, чем на половину.