Антон Касанов

Историк

Байки про Шаляпина. К 140-летию мэтра

83

14-15 марта в Кирове прошла Всероссийская научная конференция, приуроченная к 140-летию со дня рождения Федора Ивановича Шаляпина. Дата, безусловно, знаменательная, особенно учитывая, что Шаляпин – наш вятский уроженец. К дню рождения певца кировское «Шаляпинское общество» издало специальную газету «Вятская речь», в которой собраны разные байки, истории и предания про Федора Шаляпина. Приведу здесь несколько таких, самых,на мой взгляд, ярких и запоминающихся:


1. Шаляпин начал свою артистическую карьеру с того, что пятнадцатилетним юношей обратился в дирекцию казанского театра с просьбой прослушать его и принять в хор. Но из-за мутации голоса он спел на прослушивании чрезвычайно плохо. Вместо Шаляпина в хористы приняли какого-то долговязого девятнадцатилетнего парня, с чудовищным «окающим» говором.
Свое первое фиаско Шаляпин запомнил на всю жизнь, а долговязого конкурента надолго возненавидел. Много лет спустя в Нижнем Новгороде Шаляпин познакомился с Максимом Горьким и между прочим рассказал о своей первой певческой неудаче.
Горький рассмеялся:
— Дорогой Феденька, так это ж был я! Меня, правда, скоро выгнали из хора, потому что голоса у меня вообще не было никакого.

2. Однажды Шаляпин вышел на оперную сцену. Оркестр выдал вступление, но… великий бас молчал. Растерянный дирижёр повторил вступление ещё раз. Шаляпин, так и не открыв рта, грустно обвел глазами зал, сокрушённо покачал головой и… ушел.
В уборную к нему влетел взволнованный владелец оперы:
— Фёдор Иванович, голубчик! Не губи! В зале аншлаг…. Ты же меня без ножа режешь!..
Певец исподлобья глянул на него и выдохнул:
— Не могу сегодня, понимаешь. Тоска, брат…
И безразлично добавил:
— Убытки запиши на мой счёт…

3. В смутные революционные времена Шаляпин пришел к своему другу художнику Коровину и сразу пожаловался:
— Черт знает что такое! Меня обязали выступить сегодня перед конными матросами. Скажи мне, ради Бога, что такое конные матросы?
— Не знаю, что такое конные матросы, — сумрачно отвечал Коровин, - но валить отсюда надо...

4. Как-то раз Шаляпин обедал с своим английским другом Холтом. Внезапно Федор Иванович засучил рукава, открыл крышку стоявшем на столе кастрюли, вынул руками курицу, разодрал ее на две части и подал одну из них ошеломленному Холту. Сам же с аппетитом начал есть свою половину, тщательно обсасывая косточки. Холт последовал примеру Шаляпина. И вдруг впервые - как он потом сам рассказывал - почувствовал, как вкусна курица. Дома Холт попросил жену заказать - к обеду вареную курицу. и отпустить прислугу. Когда настал час обеда, он, засучив, как Шаляпин, рукава, рванул курицу и половину вручил своей чопорной супруге, смотревшей на него, как на сумасшедшего. Когда она пришла в себя, Холт уговорил ее подражать ему. С тех пор, рассказывал Холт, когда они хотели вкусно поесть, заказывали курицу «по-шаляпински» и отпускали прислугу. Холт уверял, что в такие дни он и жена чувствовали «какую-то особую близость друг к другу».

5. Однажды актер Михаил Иванович Жаров стоял за кулисами оперного театра Зимина, где служил статистом, и с замиранием сердца слушал Шаляпина, певшего Мефистофеля. На сцене герой корчился в муках, пытаясь увернуться от крест­ного знамения. Хор наступал: «Изыди, сатана! Вот крест святой! Он спасет нас от зла». Наконец Мефистофель, пятясь, скрылся за кулисами. Гром аплодисментов. Зал неистовствует. Жаров тоже кричит от восторга. Вдруг чья-то энергичная рука стаскивает его с лестницы, на которой он сидел. Разъяренный помощник режиссера кричит:
— Ты что же это, черт окаянный, Федору Ивановичу рожи корчишь?
Оказывается, сопереживая игре Шаляпина, Жаров непроизвольно повторял его мимику. Обидно было до слез. Тем более что в тот вечер Жаров мечтал взять у Федора Ивановича автограф. Жаров все же дождался Шаляпина и все ему объяснил. В результате осталась на память фотография с надписью: «Мише Жарову, который — я верю — не строил мне рожи! Ф. Шаляпин».

6. В первый свой приезд в США Шаляпин с большим удивлением читал о себе и М. Горьком в «желтой прессе»: «Шаляпин-де и Горький создали русскую революцию и строили московские баррикады. Максиму Горькому удалось вплавь по Неве добраться до Швеции и затем удрать в Италию, а Шаляпин был дважды повешен и несколько раз расстрелян. Но он остался жив, благодаря подкупу тюремной стражи, которую он пленил своим очаровательным басом. Начальник стражи подменил Шаляпина обыкновенной куклой, дав ему возможность бежать к персицкому шаху, с которым Шаляпина связывает давнишная дружба».

7. В начале XX в. особую известность в артистической среде имел врач отоларинголог-фониатр Александр Исидорович Фельдман. Оперные певцы буквально молились на него. Считали, что только он может привести в порядок их голосовые связки. Немало хлопот Фельдману доставлял Шаляпин. Артист был безумно суеверным. Не дай Бог, в театре перед началось спектакля спросить, как он себя чувствует. Реакция - словно черная кошка дорогу перебежала! Вопрос приводил в отчаяние. Федор Иванович тут же требовал, что б приехал Фельдман:
- Пока не подтвердит, что связки в порядке, на сцену не выйду.
Спорить было бесполезно.
Фельдман очень любил такие вызовы. Брал с собой жену и дочку, Валентину Александровну. Успокаивал Шаляпина. А потом они садились в ложу...Так Фельдманы пересмотрели все спектакли с участием Шаляпина.

Вот такие истории-байки, в правдивости некоторых можно,конечно, усомниться.

Больше всего меня как-то тронула приведенная в газете "Шаляпинского общества" вот такая бытовая история из воспоминаний самого Шаляпина:

В 1908 г. Шаляпин написал специально для журнала «Майп» статью «Цветы моей родины». В ней он рассказывал о таком случае из своей жизни: «В Нижнем лет шесть тому назад, Горький спал в моем номере. Проснувшись, я увидел его у окна в ночной сорочке: он, приподняв портьеру, рассматривал спавший еще город. Солнце блестело на церковных куполах, на реке, на всех домах. Я спросил «Ты уже проснулся?». А он «Подойди сюда на минутку». Подойдя я увидел слезы на его глазах. Сначала я не понял. Но он сказал «Погляди как это прекрасно. Никого нет. Вот человечество, создавшее богов и законы, легло не землю, перед лицом неба, и солнце, подобно невинному, ничего не знающему ребенку, играет на всем этом созданном людьми мире».

Оригинал