Валерий Рылов

Адвокатская палата Кировской области

Милость победителей

374

После выступления школьника в Бундестаге отмечу два «плохо» - первое, почему именно в Бундестаге, а не у себя в Новом Уренгое. Ну вроде бы понятно, реверанс хорошо принявшим, сытно накормившим хозяевам, мол мы понимаем ваши переживания. Второе, зачем отказываться от своих слов, говорить, что неправильно перевели, не так поняли и т.д. В семнадцать лет уже надо привыкать отвечать за свои слова, поэтому, держись, парень. Сейчас вся бестолковая, пустоглазая орда набросится, будут пинать и бить за этот нечаянный, необдуманный проблеск сострадания.

Но есть одно «хорошо». Люди вспомнили о давно волнующей лично меня теме Войны. Беспощадной, убивающей, терзающей Войны. Беспощадной, как с той, так с другой стороны.

Я застал то поколение, которое одержало Победу, хорошо помню его, помню древних одиноких старух, которые на вопрос где её сын, вон тот, на фотокарточке, на стене, отвечали: «На войне убило…». Не убили, а убило. Какая-то неведомая, неотвратимая, беспощадная сила – убило. И, чёрт возьми, не было у того поколения той ненасытной, оголтелой ненависти к немцам, не было. Милостивы они были, как все победители.

И я, честно, не понимаю тех кипучих ублюдков, которые предлагают четвертовать, растерзать парня за то, что он сказал очень простую вещь – немецкие солдаты, которые так умело и хладнокровно убивали русских людей, они тоже жертвы, жертвы этой непонятной силы, которую Лев Толстой называл «какая-то неведомая сила, влекущая народы с запада на восток и обратно».

Разве хотели они 31 августа 1939-го года идти убивать, вешать и жечь? Нет, конечно. Разве хотели советские пацаны покидать дома, подруг и ехать на фронт? Нет. Не в природе человека война, как не свойственно русскому человеку топтать поверженного противника, тем более мёртвого.

Люди на одно-два поколения старше нас одолели лютого, матёрого зверя, который был вживлён в немецкие головы национал-социализмом, но зачем мы лелеем в своих головах такого же зверя, который искусственно вживляется в наше сознание, зверя нетерпимости, мести, всепобеждания.

Кому нужны были растерзанные трупы пацанов на Минутке, и не растерзанные, целенькие в Саланге? России? Да что же за мать такая, пожирающая детей! Что ей без Чечни и без Афгана не прожить? Нет ничего ценнее человеческой жизни и нигде так легко её не отбирают, как в России.

Нет, нам надо доказать свою правоту и силу в Донбассе, показать, что мы можем. Дороги нормальные сделать мы не способны, автомобили – не про нас, зато завалить пол мира, хоть сейчас. Нажмём на кнопочку и весь мир в труху.

В Бога веруем, исповедуем Иисуса Христа, поклоняемся ему, любим, чтим. А убитых нами врагов, поверженных, не опасных, закопали, как собак, даже место не отметив. Я о тех, кто, уже будучи в плену, построил мне мою сороковую школу. Что страшного произойдёт, если мы – наследники победивших героев, укажем немцам где похоронены их предки. Поставим хоть какой памятничек проигравшим жертвам той войны.

Фашистами мы не станем, а добрее, умнее будем.

Русский человек милосерден, милосерден до жертвенности. А тем, кто в нас воспитывают собачьи инстинкты, науськивает нас на соседей и «внутренних врагов», даст Бог самим придётся испытать эту злость.

Хотя, лучше не надо. Он ведь просил: «Не убий…»

 

Быть русским, это как? И в чём отличие

Нас от других – в добре или во зле?

Куда идём? Куда влачим величье?

Где наш предел? И кто мы на земле?

Живём ли мы, как загнанные звери,

Попрятавшись за Царские Врата,

Страшны в войне и беспощадны в вере?

Или на нас надежда у Христа?

Мы бьём врагов и лобызаем руку

Хозяина, кормящего нас злом.

Шарманщик крутит вечную «Разлуку»,

Свободны мы, да вот конвой кругом.

Сошлось ворьё, как вороньё, и люди

На драки их глядят с раскрытым ртом,

Кто победит, тот дальше и пребудет

Для нас Законом, Правдой и Добром.

Быть русским – чтить Великую Победу,

И на два шага отойдя всего

Накласть под дверь зловредному соседу,

Оправдываясь мерзостью его.

Россия – это плач под небесами,

Не от того, что злобствует палач,

Наш плач о том, что потеряли сами,

О Боге наш исповедальный плач.

В.Рылов  «Ессе Номе» 2017 г.

Источник

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ