Олег Прохоренко

Начальник отдела по связям с общественностью Кировского филиала «Т Плюс»

Загнанные в петлю

27

Моя коллега, главный редактор портала ikirov.ru Юля Малых написала колонку — крик души — о том, как ее отца буквально загнали в петлю ушлые мошенники, бравшие на его имя кредиты в банках.
Он до конца скрывал от родных, что из-за своей слабости позволил сделать себя «оленем». Этим термином, оказывается, в финансовых кругах уже давно именуют людей, которые за копеечную подачку дают загнать себя в кредитную кабалу, прибыль от которой получают малознакомые люди.

Не менее шокирующую историю рассказал блогер Эдуард Патрушев. Его знакомая поделилась с ним болью. Будучи в тяжелой жизненной ситуации, она взяла кредит в банке. И началось. Чтобы погасить первую ссуду, перекредитовалась, потом еще раз и еще. В результате - долг 2 млн 400 тыс. руб. перед двумя десятками банков. Чтобы рассчитаться по нему, женщине нужно каждый месяц платить 98 тыс. рублей. При том, что ее доход — 18 тысяч в месяц!

Очевидно, что проблема приобретает массовый характер. Получив доступ к «быстрым» деньгам, мои сограждане не чувствуют опасности, сопоставимой с тяжелой формой алкоголизма. Когда единожды войдя в лабиринт ты своими силами уже не сможешь найти из него выход.

Не хочу заниматься морализаторством. Говорить о низкой финансовой культуре — наследии советских времен. Но мне хотелось бы понять, получить ответы на несколько вопросов. Почему мы можем законодательно ограничить употребление алкоголя, закрыть игорные заведения, худо-бедно бороться с наркоторговлей, сексуальным рабством и «черными риэлторами»? Но не можем даже попытаться ограничить аппетиты бизнеса, который на виду, прозрачен и легален? Который, как оказывается, несет с собой целый вал людских трагедий и загоняет человека — слабого и необученного противостоять искушению «легких» денег практически в петлю.

Почему правоохранительные органы не берутся расследовать преступления против человека, которого просто вынудили взять кредит, посулив налить или дать пару тысяч, я могу себе представить. Ведь с точки зрения юридической «накопать» доказательную базу стоит невероятных усилий — отыскать того, кто был интерессантом по таким кредитам, установить, что он подкупил своего «поручителя» - заемщика, фактически подставил его и потом на полученные деньги купил машину или квартиру, оставив с носом банк и самого безмолвного «поручителя».

Но почему законодатели не могут принять решение, ужесточающее требование к банкам, ограничить максимальный процент по кредитам чтобы не было, наконец, искушения закладывать в него риски от заведомо невозвращаемых кредитов? Может быть, тогда и бюро кредитных историй будет использоваться всеми без исключения игроками рынка, а не тогда, когда речь идет только о больших суммах и низком проценте?

Оригинал