Дмитрий Караваев

журналист, блогер

Конституция, которую мы потеряли

18
Юбилей разгона Верховного совета - дата, которая прошла почти незамеченной. В принципе, оно и понятно: сложность восприятия событий двадцатилетней давности, когда под танковые залпы отечественная история изменила свое направление, определяется сегодняшней политической конъюнктурой.

Бомба нелигитимности, заложенная действиями ельцинской администрации (равно как и действиями разогнанного Совета), до сих пор определят саму суть сегодняшней государственной системы. И эта бомба в виде неполноценной и двояко трактуемой Конституции до сих пор угрожает политическому суверенитету России.

Те события слишком свежи в памяти, слишком неоднозначны, чтобы государственная пропаганда имела на этот счет определенное мнение. Лучше забыть. А если и вспоминать, то лишь в контексте панегириков первому Президенту РФ.

Но давайте говорить прямо: в том кризисе были виноваты все. Личные амбиции, тщеславие и болезненное самолюбие лидеров двух противоборствующих сторон - вот исток тех событий. И возлагать вину исключительно на Верховных совет, наверное, глупо. В конечном итоге, именно Ельцин затеял драку, и именно его сторонники брали приступом Белый дом.

Впрочем, наиболее ярко это видно именно в Конституции. Ибо именно конституционное право всегда наиболее четко отражает историю (стоит лишь быть внимательнее и уметь читать между строк): историю пишет победитель.

В свое время, когда я учился в университете, у меня состоялась достаточно интересный спор с моим преподавателем. К сожалению, деталей я уже не помню, но спорили мы о сущности отечественной Конституции. Я утверждал, что российский основной закон давно превратился в декларацию, лишенную всякого намека и на систему «сдержек и противовесов», и на демократичность своего содержания. И утверждение мое базировалась на четырех тезиса:

1) Конституция имеет жуткий правовой перекос: огромные полномочия Президента и вывод его в отдельную главу (и по-сути отдельную ветвь власти) означают катастрофическую зависимость от него исполнительной и судебной власти (с законодательной сложнее, но, в принципе, она тоже подпадает под чрезмерное влияние Президента).

2) В Конституции не была учтена возможность консолидации законодательной ветви власти и Президента. Было ли это сделано специально - вопрос спорный, но, очевидно, что это привело к тому, что всякая ценность основного закона была сведена на нет: «закон, что дышло: как повернул, так и вышло».

3) Ряд базовых положений Конституции РФ (в первую очередь, касательно местного самоуправления и федеративного устройства) не имеют под собой никакой почвы и, по-сути, декларативны, ибо «кто платит - тот и музыку заказывает». Давайте говорить прямо: Сегодня Россия де-факто - это унитарное государство, с крайне слабым местным самоуправлением.

4) Граждане не уважают, не знают и не хотят знать своих конституционных прав, что приводит к их повсеместному нарушению: всем все равно. Но даже если бы было не все равно - поменять что-то в сегодняшней ситуации не представляется возможным: в самой Конституции не предусмотрен порядок пересмотра. Нет, он, конечно, есть, но опять же носит декларативный характер: закона о Конституционном Собрании (в чьи полномочиях это де-юро входит) просто нет.

Таким образом, современная российская Конституция не демократична и, более того, зиждется на нелегитимном фундаменте.

Очень интересно задаться вопросом: хотел ли Ельцин авторитарной власти? Наверное, всё-таки нет. Наверное, он просто был вспыльчивым человеком. Но факт остается фактом: его победа на Верховным Советом обернулась поражением тех ценностей, которые он отстаивал. Такова историческая ирония. И нам остается с этим жить.

Оригинал