Игорь Олин

Директор школы, учитель истории

Не бейте пьяного шофёра, ведь пьяный — тоже человек

19
Я — пешеход с сорокалетним стажем в стране, где тротуары гораздо более условное понятие, чем так называемые направления-дороги. Мне бы очень хотелось слыть велосипедистом, но я знаю, что в этой жизни, в России, никто не сядет на велосипед, если он не самоубийца. Меня на мякине — разговорами о пьяных автомобилистах — не проведёшь. Опасность, исходящую от «железных коней», точнее, от сидящих за «баранкой» индивидов, я чую за версту. И в моём списке дорожных угроз пьяный водитель, особенно после введения всяких там ноль промилле, отнюдь не в первом ряду.

С нетрезвыми шофёрами и трактористами судьба свела меня ещё в детском саду, куда нас, деревенских детей, возили в кузове грузовика или тракторной телеге. Когда дядя Петя, пошатываясь, с трудом находил кабину и, кряхтя, то забирался, то выпадал из неё, воспитатель снимала нас на землю, и мы шли по глинистому полю, увязая в грязи. Через какое-то время навстречу прибывал Т-150 с другим дядей Петей, чей организм крепче переносил алкоголь, и дети с ветерком летели домой. За несколько лет поездок, кстати, ни одного несчастного случая. Лишь однажды мальчуган выпал и, к счастью, только ногу сломал. Потом вылечился, вырос, на зоне сидел.

А вот дед Еремей на своём ровеснике, «Москвиче», уже полвека ездит пьяным. Утром в субботу принимает на грудь 100 грамм и тихонько, прижимаясь к обочине, пилит на дачу. Полвека безаварийной езды. Говорят, лишь раз было с ним происшествие — столкнулся с медведем, на которого охотился начальник ГАИ. Мёртвый застреленный медведь на крышу машины тогда приземлился, дед Еремей ещё и шкуру забрал (по обычаю, кто последний тронул медведя, того и шкура).

Пахом Воробей всегда трелевал лес. Если составить вместе дома, сараи и бани, выстроенные благодаря его работе, целый деревянный город будет. Кроме того, он возил частникам сено. Если бы сложить это сено в одну копну, то хватило бы, наверное, до Луны. Пахом помногу не пил и очень этим фактом гордился. Правда, пил часто, используя в качестве тары алюминиевые пробки от бутылок. При таком подходе на день ему хватало литра самогона, а трудился он от зари до зари.

Такие традиции. Какие бы ни были, а давние, народные. Читая в архиве протоколы заседаний правления сельхозартели «Доронино», наткнулся на любопытное решение по вопросу о подготовке к весенне-полевой кампании: «Купить водки 30 литров, выделить муки, зарезать овцу, купить луку 4кг, дрожжи на 50 руб. Выдавать водку сначала по одному стакану за обедом и потом по 250 грамм после обеда».

Конечно, ничего хорошего в том, чтобы садиться пьяным за руль, нет. Всё вышесказанное приводится не в оправдание водителей, любящих заложить за воротник, а в убеждение пешеходов, что к каждому движущемуся автомобилю они должны относиться так, будто за рулём — пьяный. Тем более, что большая часть трезвых значительно хуже тех, кто «залил талы». Их несколько категорий, но всех объединяет немотивированная агрессия, словно отсутствие этанола в крови даёт право на хамское поведение.

Первая категория — те, кто в дождь не подумает притормозить около идущих по обочине людей. В сухом кресле им наплевать на маленькие беды прохожих, окатываемых из луж. Сначала они давят кошек и собак, а со временем вовсе перестают замечать пешеходов, что рано или поздно заканчивается трагедией. Вторая — «любители музыки», которые управляют автомобилем в угаре какофонии и ночным грохотом пугают маленьких и взрослых. Непонятно, чем шофер навеселе страшнее шофера, обалдевшего от диких звуков. Третья — болтуны, курильщики и обжоры, которые во время поездок постоянно разговаривают по телефону, смолят папиросы и жуют жареные пончики, между делом матеря всех остальных участников дорожного движения: «Куда прёшь, козёл?!», «Чего стоишь, идиот?!». Четвёртая, самая опасная — мнящие себя великими профессионалами владельцы личных авто, гоняющие в населённых пунктах, презирающие правило снижать скорость перед пешеходным переходом или перекрёстком. Все эти категории относятся к пешеходам и другим водителям, как к недочеловекам. Именно поэтому статистика ДТП в 2013 году снова показывает рост погибших и раненых на дорогах, несмотря на снижение «пьяных аварий». И опасны эти категории потому, что в отличие от пьяных их нельзя «унюхать», их трудно определить, с ними не справиться «патрулями», ведь это наша общая культура.

Оригинал