Валерий Журавлёв

Директор школы №42

Сможет ли Рособрнадзор воспитать новых «Павликов Морозовых»?

17
После изрядно взволновавшей общественное мнение госэкзаменационной компании 2013 года Рособрнадзор подготовил ряд изменений при сдаче Единого Государственного Экзамена. Надо сказать, мероприятия давно назрели, технический прогресс не стоит на месте, в том числе в сфере «черных технологий» и соответствующим службам (в данном случае Рособрнадзору) неплохо бы своевременно реагировать на попытки дискредитировать саму идею единого экзамена. Система мероприятий, в которую входит так называемый «бланк доноса», призвана сделать экзамены предельно «чистыми».

Бланк будет прикрепляться к тестовым заданиям. Учащиеся смогут указать нарушения, которые заметят во время проведения ЕГЭ. Тайно от учителя, выпускник сможет отправить бланк в Рособрнадзор или региональный центр обработки информации.

Можно по разному относиться к пестованию «Павликов Морозовых» (молодому поколению советую почитать о судьбе героя эпохи сталинизма) наверно, государство обязано предоставить возможность правдолюбцам высказаться и хорошо бы не в анонимной форме, а то действительно как то не этично получается: «Ага, организаторы ЕГЭ умышленно или нет «зевнули», мы тут же это обратим себе на пользу!» Не красиво это господа. Ведь, смогли же найти денежки перед выборами на видеонаблюдение и даже трансляцию в режиме онлайн. Дайте возможность родителям полюбоваться на своих детишек во время ЕГЭ, а так же тем людям, кто по долгу службы обязан оперативно реагировать, если что-то пойдет не так. Уверяю Вас, вы получите много не забываемых кадров, достойных внимания общественности.

А нужен ли такой «бланк доноса» для экспертов?

Будучи экспертом ЕГЭ по истории с первого года его введения на себе испытал процесс совершенствования системы государственной аттестации школьников в форме ЕГЭ. Свой выбор дальнейшего участия в роли эксперта сделал осознанно в 2012 году не в пользу ЕГЭ, мотивируя свое решение нехваткой времени, и в том была доля истины. Больше смущал сам принцип проверки части «С», когда эксперт не заинтересован разобраться в сути

работы школьника, а стремится поставить такой бал за вопрос, который обеспечит консенсус с другим экспертом, проверяющим этот же вопрос. От количества вопросов, которые проверил эксперт, зависит его денежное вознаграждение. Вот и подумайте, если смысл эксперту вчитываться в каракули школьника, когда есть четкий математический расчет и опытному педагогу легко просчитать своего коллегу, который проверяет (в лучшем случае) в соседней аудитории. Справедливости ради отмечу, скандальных нарушений на моей памяти у экспертов-историков почти не было, но сама система проверки позволяла меркантильным людям, так сказать, расслабиться и заработать. Вызывало удивление как рядом сидящий эксперт, пусть с высокой квалификацией и невероятно отменной выносливостью оценивает работы в несколько раз быстрее, чем другие эксперты их читают. И ведь таких «профессионалов» за руку поймать практически не возможно, у него найдется (если он квалифицированный историк) десятки аргументов в защиту своей оценки.

Так что во время проверки части «С» и на других стадиях проверки видеокамеры не помешали бы (если, конечно, нам нечего скрывать от общественности).

Уверен, как-бы не ругали ЕГЭ, проведение в такой форме экзамена имеет неограниченные перспективы для самих школьников и в целом для системы образования, нужно только время, чтобы жизнь довела до совершенства то, что когда то было экспериментом.

Оригинал