Елена Овчинникова

Ведущая радио «Эхо Москвы» в Кирове

Верните наши радости

21
Вот и закончился праздничный день 4 ноября - кем-то, то ли скучно, то ли торопливо, а может невзначай, названный Днем народного единства, и ставший от того самым непраздничным праздником в новейшей российской истории. Потому что день этот, и простите за зоологическое сравнение, как "морская свинка", которая, во-первых, вовсе не свинка, а во-вторых, совершенно не морская.

С кем или с чем единились мы минувшим сереньким понедельником, вряд ли смогут объяснить жители России, согласные безоговорочно лишь с дополнительным выходным, так как самое яркое событие праздника - "Русский марш",уже по определению, идет не только параллельно единству, а больше перпендикулярно или, если угодно, ему вразрез.

Впрочем, если 4 ноября очень хотелось бы веселья, чего ж не гульнуть по причине рождение Александра Колчака или бронетанкового маршала Павла Рыбалко. Не накрыть стол, вспоминая Игоря Талькова или творчески ныне здравствующего Сергея Трофимова, более известного народу как Трофим. Но это явно не торжества государственного значения, к которому нас как бы обязывают накануне действительно великого в мировой истории дня - 7 ноября. Или, как писал Маяковский, не успевший или не захотевший заменить старый стиль на новый: "Двадцать пятое - первый день".

Еще не так давно 7 ноября - приснопамятный День великой Октябрьской социалистической революции, мы отмечали со всей имеющейся широтой русской души - и дело было вовсе не в сытых застольях и щедрых возлияниях, а в том, что, выходя на демонстрацию, мы реально ощущали себя народом, поправлюсь, великим народом, семьей и силой, которая победит всех врагов в первом раунде, потому что нам - сам черт не брат. И было это как раз единение, которое мы откровенно потеряли, несмотря на указание сверху. Так что сегодня многие из нас наверняка ностальгически вспоминают о том с грустью, а больше с непониманием:
зачем кому-то потребовалось кромсать историю России, так беспощадно и жестоко, как в свое время большевистско-пролетарская власть обрушилась на веру, Христа и Отечество. Зачем запретили праздник, оставшийся для кого-то по-прежнему великим в части могущества России, или таким же великим, но в части скорби и поминовения ушедших?

Тем более, что вряд ли сегодня кто-то рискнет спорить о неоднозначности событий, стартовавших в ноябре 17-го года, где исторические разночтения и разнопонимания отмечаются от первого залпа Авроры (тот же Маяковский писал о штурме "Зимнего": "каждую лестницу, каждый выступ брали, перешагивая через юнкеров", тогда как американский певец русской революции Джон Рид вносил существенные правки, сообщая, что при тех же событиях ранили пару матросов, да в полном составе пострадала честь женского заградительного батальона) до октябрьских событий 1993-го с его огневой атакой на Дом Советов, поставившей большую точку в советской эпохе нашего государства. Что через два десятка лет вылилось в смутный демарш кировских коммунистов от КПРФ в адрес кировского же коммуниста от РКРП.

Но ведь это значит одно: мы вовсе не забыли нашу реальную историю и было бы неплохо, если б нам вернули 7 ноября - день, в который многие из нас, не по принуждению партий, диаспор или денежных монстров, а по личной воле и стремлению встали бы в колонны и шли бы по городу, и миновали бы Театральную площадь, дабы, как и раньше, вернуть единство, дающее веру в народную силу, а кое-кому из забывчивых о ней напомнить.

Оригинал