Елена Овчинникова

Ведущая радио «Эхо Москвы» в Кирове

Охота на ведьм

49

Участившиеся за последнее месяцы массовые и персональные (с большой буквы "п", я бы даже сказала, с большой "м") выступления кировских коммунистов, с недавнего времени закономерно ожидаемые как шутовские демарши, наконец-то обрели диалектические признаки брутально-меркатильного движения "кухаркиных детей", а точнее, "боксерских чад", во власть и прилегающие к ним структуры.

Такого, мягко говоря, конфуза, случившегося в минувшую субботу во Дворце пионеров-Мемориал, где народный сход под эгидой местной КПРФ определял дальнейшую судьбу спортивного комплекса на территории прилегающего к Мемориалу парка, еще не случалось ни в минувшей, ни в новой истории регионального коммунистического движения во благо вятских пролетариев.

Если совсем недавно, впрочем, взявши начало еще в приснопамятные годы, КПРФ яростно обличала олигархическую партию в беззастенчивой покупке власти в стране, то нынче, оставив далеко за стартовой площадкой идейных вдохновителей финансового подмазывания электората, вожделенные и потенциальные бразды правления столбились уже главными обличителями "политического подкупа" - партией "нищих и рабов". И, если кому-то не понятно, о чем я тут толкую, то с охотой поясню: десятки человек утверждают, что перед началом общественных слушаний "о строительстве спортивного комплекса в парке-мемориале", не всем конечно, но многим, пришедшим на общенародный сход как бы по совести, будто бы раздавались купюры не самого большого достоинства.

Так пенсионерский азарт и праведный гнев поощрялся сторублевой денежкой, а горластой молодежи, для краткости именуемой "студентами", совались "пятихатки". Но требование к разновозрастным клакерам было одно: как можно громче кричать "тут нам бассейн не нужен" и "долой губернатора". И, увы, именно слово "долой" окончательно и бесповоротно определило идею и смысл политического сборища, неловко замаскированного под субботний всенародный сход.

Понятно, что сто- и пятисотрублевок роздано было немало, и неожиданно разбогатевшие клакеры, сопровождаемые этиловым ароматом и блеском в очах, или находящиеся в нетерпеливом предвкушении приобщения к халявному застолью, громили идею развития кировского спорта, вчистую наплевав на предложения конструктивного разговора. И главный заводила народных оплаченных ополчений рубил кулаком с эстрады, ни дать-ни взять Полиграф Полиграфыч на съезде рабоче-крестьянских делегатов, поминая особо выдающихся негодяев из личного перманентного-сезонного списка жуликов.

Но вскоре удачно ретировался в Москву обетованную, почуяв, что есть в зале люди, готовые спросить: а сам-то, мил человек, что для области сделал? И лучше, конечно, сообщите в цифрах. И неплохо, если б они хоть чем-то отличались от нуля... И, усаживаясь в крутющий автомобиль дабы покинуть вятские веси, на реплику прохожих стариков: "Вот этому место на плахе", - отбывающий в столичные кулуары привычно отбрехнулся: "Да машина-то не моя, а вон этого"... Назвав фамилию ближнего доверчивого соратника.

Оригинал