Алексей Ульянов

Журналист, фотограф, блогер

«Убийца»: трагедия маленького лузера

21

В Театре на Спасской Борис Павлович поставил «Убийцу» Александра Молчанова, пьесу, наделавшую много шума несколько лет назад в Москве. Так что ее нельзя назвать свежей. Но то, что для столицы секонд-хэнд, для периферии откровение и высокий штиль. Этим не раз пользовался Борис Павлович, удивляя вятских обывателей. Всегда прокатывало, и в это раз прокатило…

Действие начинается «на дне», в студенческой общаге. Андрей (Иван Кандинов) задолжал карточный долг местному авторитету и шулеру Секе (Андрей Андрюшенко), который готов его простить, при условии, если парень отправится в Старый Оскол и выбьет долг у некого Маронова.

АНДРЕЙ. А если он не отдаст?
СЕКА. Тогда убьешь его.
АНДРЕЙ. Как?
СЕКА. По фигу как. Ножом, например. Нож есть у тебя?
АНДРЕЙ. Есть вон. Ты че, реально что ли? Насмерть, что ли?..

Чтобы Андрей не сбежал с деньгами, Сека приставляет к нему свою подружку Оксану. Дескать, езжайте вместе. Возражать они не осмелились. Кто они для Секи? Всего лишь лох и шлюха.

Герои практически молчат или обмениваются короткими фразами: «Да», «Нет», «У тебя встал», «Не залететь бы», «Ты, мудак, блин, ты чего машину не ловишь?!»… Мата практически нет. Это чрезвычайное обстоятельство и позволило эту молодежную пьесу пустить в репертуарный театр.

Костяк спектакля составляют внутренние монологи Андрея (Иван Кандинов) и Оксаны (Екатерина Романова). Их внешне убогий мир открывается безднами сознания. Мысли героев существуют в периметре Достоевского, главный герой практически клон Родиона Раскольникова, а его подружка – Соня Мармеладова. Люди в ловушке роковых обстоятельств. По Молчанову, человек – это марионетки в руках судьбы. Как карта ляжет карта, так и будет.

Два стандартных лузера за время спектакля, который идет, кстати, без перерыва обрастают человеческими чертами, что начинаешь им невольно симпатизировать. А в финале желаешь им счастья, поскольку им повезло. Спаслись. Выжили. Выкарабкались. Практически романтический хэппи-энд. Но он оставил тревожное послевкусие.

Фото Алексея Ульянова. Оригинал.