Игорь Олин

Директор школы, учитель истории

Спасти Жанну Фриске, и умирающие дети в нагрузку

32

Недавно мне на электронную почту пришло письмо с просьбой помочь девочке, больной муковисцидозом. Прилагались фотографии несчастного ребёнка, сканы истории болезни, трепетные слова родных. Отправили с женой определённую сумму на указанный счёт. Вскоре новое письмо, новые ранящие фото, новая щемящая история. В интернете легко обнаружилось подтверждение указанных фактов, и передо мной открылся мир, наполненный страдающими детьми.

Оказывается, десятки благотворительных фондов, СМИ занимаются сбором средств во спасение маленьких граждан, которым почему-то отказывает в медицинской помощи наше могучее государство. При внимательном просмотре обнаружил, что расчетные счета, указанные на сайтах и в электронной корреспонденции, пришедшей на мой почтовый ящик, не совпадают. Значит, часть денег я отправил мошенникам, решившим таким образом «заработать».

Трудно представить внутренний мир людей, готовых вести настолько гнусный бизнес, рассчитанный на естественное сочувствие и жалость, свойственные подобным мне «лохам» (коих, судя по запоздало увиденным предупреждениям, немало). Однако в букете чувств по отношению к существам, способным сытно жрать, улыбаться собственной ловкости, урвав у погибающего ребёнка, однозначно никогда не будет зависти, какие бы капиталы они не нажили.

Думаю, абсолютное большинство россиян передёрнет от брезгливости, что где-то рядом могут находиться эти омерзительные человекообразные, с виду вполне «успешные» в современном понимании.

По моим наблюдениям, в основе своей наш народ никак равнодушным не назовёшь. Попавших в беду соотечественников россияне стараются поддержать, протянуть руку, проявить участие. Тому много свидетельств, в том числе тысячи и тысячи волонтеров, что бывают задействованы в ликвидации последствий стихийного бедствия или поисках пропавших детей. Порыв, стремление оказать конкретную помощь – это благородно и красиво, трогательно и душевно, это очищает. Вроде понятно и естественно поведение россиян, принявших участие в акции сбора средств Жанне Фриске, объявленной по телевизору. Что такое 75 рублей СМС, не вставая с дивана, коли речь идёт о жизни молодой красивой женщины? Отправил и забыл.

Только почему-то акция добра и милосердия, проведённая Первым каналом, оставила неприятный осадок в душе. Какое-то время я пытался отгонять эту мысль, убеждать себя, мол, нет разницы, кто является благополучателем маленькой жертвы — она важна для дарителя, наверное, не меньше, чем для одариваемого. И вдруг понял, отчего не спокоен «когтистый зверь, скребущий сердце, совесть» — из-за странной недоговорённости, недосказанности в громком шуме о «проявивших человечность».

Богатые тоже плачут. Любимый лейтмотив развращённых сериалами обывателей в очередной раз был обыгран Первым каналом в истории тяжёлой болезни тусовочной певицы Жанны Фриске, дай бог ей здоровья. Певицы, чей концертный вечер оценивался в десятки, а гонорар за рекламу — в сотни тысяч евро. Той самой Фриске, чей годовой доход согласно данным журнала Forbes составил 1,5 млн долларов в 2012г. (около 140 тыс. рублей в сутки), имеющей дом в Майами и виллу в Мексике. Милосердные русские люди собрали телезвезде более 68 млн.руб., которых с лихвой хватит оплатить её лечение в Германии и США. Первый канал и «Русфонд», занимавшийся до того исключительно благотворительностью в отношении больных детей, отчитались, как и обещали, по случаю, «что если собранные средства превысят стоимость лечения Жанны, эти деньги пойдут на лечение тяжелобольных детей». Теперь опубликованы имена 8 детей-счастливчиков, на чьё лечение в клиники разных стран направят 30 миллионов, предназначавшихся певице. Такая же сумма зарезервирована для Фриске на возможные дальнейшие медицинские процедуры.

Акция вызвала острую дискуссию в интернете. Кому-то показалось, что материальное положение певицы и её родных позволяло оплатить лечение самостоятельно. Другие объявили неэтичным сбор средств для знаменитости, оставляя на заднем плане тяжелобольных детей. Третьи предположили, что собрать деньги можно было иначе, например, посредством благотворительных концертов многочисленных «звёздных» друзей Жанны. Мне вспомнилась история с Г.Вициным, который перед смертью лежал в обыкновенной городской больнице в ужасающей бедностью обстановке, и «Комсомолка» хотела было бить в набат и добиваться для народного любимца особых условий. Он отказался, остановив журналистов фразой: «Я не только не люблю просить о помощи, я не люблю получать её». Сейчас, вероятно, позицию советского актёра многие просто не поймут – мол, сошёл с ума от старости и болезни. Постараюсь пояснить. Вероятно, он очень не хотел выступить в качестве писаной торбы и не имел внутренней убеждённости в том, что благодаря известности имеет больше прав на медицинскую помощь. Но это была другая эпоха и другие люди.

Сегодня иначе, сегодня вроде надо констатировать — хорошо, что Жанна и восемь ребятишек получили шанс на выздоровление; хорошо, что у нас масса тех, кто готов проявить милосердие действием. Только я не понимаю, почему за правом на операцию, правом на жизнь в нашей самой богатой ресурсами стране мира взрослые и дети должны стоять в очередь и должны надеяться на счастливую «звезду», чтобы быть прицепленными к телевизионной акции? Почему обезумевшие от горя родители, спасая любимое чадо, должны продавать квартиры и последнюю рубаху, умолять в «Одноклассниках» и «В контакте» не принимать их за мошенников, почему должны кричать одновременно всем и никому «Помогите»? Я не понимаю, почему после катастрофы, случившейся даже в крупном российском городе, пострадавших везут спасать в Москву, а, например, разбившегося Шумахера – в больницу того самого местечка, где случилась трагедия?

Что мешает России, умеющей порадовать мир и себя грандиозностью многих проектов, потратить сопоставимые средства на устранение такого явления, как шапка по кругу на спасение умирающих детей? На строительство самых современных больниц по всей территории. На обучение врачей. На круглосуточное вещание о ситуациях с теми, кто обязательно погибнет без срочного общественного участия. Чтобы наши сочувствующие сердца ещё соотносились с холодным разумом, способным сопоставить ценности, защищаемые бюджетными тратами.

Или мы готовы лишь откупаться ничтожными СМС по призыву Первого канала, никогда не заходя на сайты с сотнями лиц и имён, дожидающихся попадания в список избранных, чтобы никогда не узнать, сколько тех, кто так и не дождался?

Оригинал