Ольга Шебеко

Специалист по благотворительным акциям.

Цвет волос как главный различительный признак

25

Представьте себе, что когда вы ходили в школу, в вашей параллели было шесть классов. В «а» учились дети ростом выше среднего, с голубыми глазами и русыми волосами. В «б» – высокие и голубоглазые, но темноволосые, в «в» – ну, вы поняли принцип, и последний класс «е» был для низкорослых темноволосых и кареглазых ребят. Класс «а» считался самым привилегированным, а «е» – для тех, кому не повезло по жизни.

Дико звучит, не правда ли? Но на самом деле до сих пор, распределяя детей по школам, система образования продолжает руководствоваться схожими принципами. Те, кто по каким-то параметрам выходит за границы условно определяемой «нормы», оказываются вытеснены на периферию образовательного процесса и отделены от общей массы сверстников непреодолимыми образовательными (а, значит, и жизненными) заборами. Но так быть не должно. Дети должны расти и учиться вместе независимо от своих особенностей. И если вы еще не знаете, что такое инклюзивное образование, я вам сейчас об этом расскажу.

Инклюзия – это создание таких условий обучения, при которых все дети получают равный доступ к образованию независимо от своих особенностей. Речь идет не только о детях с инвалидностью, но и о детях, которые не признаны инвалидами, но у которых есть особые образовательные потребности (сейчас эти дети учатся в так называемых классах коррекции), детях с особенностями поведения (например, гиперактивных ребятах), детях-мигрантах, которые плохо говорят на языке преподавания, и других группах ребят, которые по тем или иным причинам не могут обучаться по стандартным методикам.

Вы скажете: это невозможно. Возможно, возражу я вам. Например, есть девочка Соня четырех лет. У нее синдром Дауна. Она ходит в инклюзивную группу обычного детского сада. Вместе с ней там занимаются 22 условно «обычных» ребенка, еще один мальчик с таким же диагнозом, как у нее, и мальчик с аутизмом. Сонечка – душа группы. Она организует совместные игры, мирит поссорившихся, поит их чаем из кукольных чашек и доверчиво улыбается каждому, кто оказывается в зоне ее внимания. Ее мама фактически организовала эту группу сама, добившись от департамента образования всех необходимых согласований и документов. Когда на родительском собрании она рассказывала другим мамам и папам, чем хорошо инклюзивное образование, к заведующей садиком подходили родители обычных детей из другой, параллельно организуемой группы и просили, чтобы их перевели в эту, инклюзивную.

Или вот еще мальчик Антон. У него детский церебральный паралич. Он учится в третьем классе ВГГ. И неплохо учится, должна я вам сказать. Конечно, иногда он не успевает доделать все упражнения на уроке, потому что пишет медленнее своих одноклассников, и тогда он дописывает их дома. Во время диктантов педагог просто учитывает это и диктует чуть медленнее, чем это было бы без него. Но ведь это удобно и остальным ребятам. Можно не иметь в карточке запись: ДЦП, и все равно писать медленно из-за особенностей темперамента. А если пишешь быстро, то тогда остается время еще раз все проверить и исправить ошибки, ведь врожденная грамотность – далеко не общераспространенное явление.

Конечно, вот так прямо с завтрашнего дня всю систему образования сверху донизу сделать инклюзивной нельзя. Нельзя взять и уже завтра привести в школу ребенка с нарушением слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата или трудностями в коммуникации с другими людьми (такое бывает у детей с аутизмом). Сначала должна пройти большая подготовительная работа. Надо оборудовать школу, приобрести необходимые методические материалы, обучить педагогов, создать специальные учебные программы и подумать о том, как оценивать успехи таких детей: по общим принципам или как-то иначе.

Но главное, надо знать: все это реально. Закон об образовании, вступивший в действие 1 сентября 2013 года, предполагает введение инклюзивного образования как

одного из механизмов включения ребенка с инвалидностью в образовательный процесс. Это означает, что теоретически любой ребенок может учиться в любой школе и его обязаны принять там как родного. Конечно, на практике не все так просто. Переход к инклюзии будет непростым и небыстрым. Но пора, пора начинать двигаться в этом направлении.

Вы спросите, а зачем это нам, обычным родителям нормально развивающихся детей. Я отвечу: чтобы все мы становились чуть добрее и терпеливее друг к другу. И каждый может поспособствовать этому. Например, поинтересовавшись у заведующей детским садом или директора школы, куда ходит ваш ребенок, а не планируют ли они переходить на инклюзивную систему образования.

19 марта в Вятском государственном гуманитарном университете пройдет круглый стол, посвященный вопросам инклюзивного образования и перспективам его развития в Кировской области. Его организаторы – Региональная общественная организации родителей детей-инвалидов «Дорогою добра» и Общественная палата Кировской области. Приходите туда, послушайте, о чем там будут говорить, и задайте свои вопросы. Тогда станет понятно, как и в каком направлении необходимо двигаться, чтобы образование стало для детей с инвалидностью не первым барьером, а наилучшим трамплином к полноценной жизни в нашем таком разнообразном и неповторимом сообществе.

Оригинал