Андрей Шпорт

Гендиректор «СТС-9 канал»

Twitter – это …?

24

Да, уважаемый читатель. Предлагаю данное предложение продолжить вам самостоятельно, потому что четкого и понятного определения этой штуковины нет.

Предположим, у меня есть аккаунт в Twitter, но я использую его для получения информации, зачастую хаотичной и несистемной. Выходит, для меня Twitter – это сервис. Для кого-то Twitter – это способ убить время. Для других Twitter – это попытка излить в короткие строки свои глубокие и не очень мысли. Все, что мы считаем про Twitter, одинаково справедливо. Это и социальная сеть, и СМИ, и чат, и полезный месседжер и т. д.

Что такое Twitter для меня? Это средство массовой информации, не больше и не меньше. Стоит только подписаться на информационные агентства и на пару десятков ньюсмейкеров, и вот вам актуальная новостная лента. Нужен вам «украинский кризис»? Подпишитесь на популярных пользователей с Украины – вот вам поток политической пропаганды с любой стороны. Twitter делает твои десять минут свободного времени интересными. А если вовремя не остановиться, чтение растягивается на полчаса.

Но вот есть еще одно свойство: Twitter – троллинг. Поливание грязью соседа-оппонента, да и просто незнакомого или малознакомого человека. Поток изящного (иногда – не очень) покусывания, изливания желчи. Когда натыкаешься на такое, понимаешь, что мир поменялся, а границы человеческого общения сдвинулись. Мы перешли черту, за которой остались шушуканья за спиной и сплетни на кухне.

Сейчас все выплескивается в пространство: на человека или событие твоя точка зрения должна быть выражена непременно. И неважно, прав ты или нет. Важно, как ты выбираешь выражения. И больше нет сдерживающего фактора «перчатки, брошенной в лицо» за возможные слова. Человеку больше не страшно услышать «пойдем выйдем». Уже не важно, как ты разговариваешь с женщиной. Просто и изящно ты шлешь неведомого собеседника на три хорошо знакомые буквы. И, наверное, это не самое обидное выражение в твоем безмерном словарном запасе.

«Ох, времена», - брюзжат представители старшего поколения. «Ох, воспитание», – брюзжу я.

Эксгибиционизм мысли, голая и неприкрытая, твоя личная истина в последней инстанции. Укладываемся в 140 символов, да поострее.

Оригинал