Игорь Олин

Директор школы, учитель истории

Что передаст детям бесправный директор кроме ощущения бесправия?

15

На днях встретил свою давнюю знакомую, директора маленькой сельской школы из вятской глубинки. Она из тех людей, которые в моем сознании прочно ассоциируются с Россией и украшают место: душевная, гостеприимная, умная женщина, творческая и ответственная натура. Будучи в её школе, всегда отмечаю те преимущества, которые невозможны в городском «муравейнике»: ощущение домашнего уюта, высокое качество взаимодействия педагогов и учащихся в условиях небольших по численности классов, знание руководителем каждого ученика и др. Сельская школа – особый мир, опыт которого не менее ценен и важен, чем опыт «полнокомплектных» учебных заведений. К слову, здесь нашлись и пожелавшие остаться неизвестными меценаты, регулярно помогающие в ремонте, в частности, заменившие старые окна на пластиковые стеклопакеты. Вот ведь – бюджет не может, но мир не без добрых людей. Когда обхожу приспособленные под школьные нужды помещения старого деревянного здания с печным отоплением, наблюдаю ухоженный дворик, бегающих по нему деревенских ребятишек, вижу их учителей – почти сплошь энтузиастов – патриотические чувства переполняют меня. Русская деревня – наши корни, наш русский дух.

К моему глубокому огорчению, в этот раз моя приятельница была крайне расстроена, то и дело сдерживала подступавшие слезы. Случилась простая история, её признали виновной в нарушении норм пожарной безопасности. В здании, построенном в достопамятные времена, несколько дверей оказались у′же на 2-3см, чем установлены действующими нормативами. В соответствии с должностными обязанностями представитель надзорной организации составил административные протоколы, наказание по которым составило 150 тысяч рублей на образовательное учреждение и 15 тысяч на руководителя. Директору почему-то верилось, что настолько жестокое наказание – за то, что когда-то приехала в это маленькое село и многие годы посвятила учительскому труду; за то, что ни старые, ни новые власти не имеют средств построить здесь современную школу; за то, что даже на двери эти в бюджете по её ходатайствам денег к сроку не нашлось – всё же отменят. Зарплата-то у неё чуть больше штрафа. Однако районный суд оставил такое решение в силе, не стал его также пересматривать областной суд. Причём, в Кирове судья обронил фразу, что малокомплектные школы вообще следует в муниципалитетах закрыть, раз местная власть не в силах привести их в соответствие с нормами.

Наверное, предъявлять претензии к инспектору некорректно, такая его работа, с огнём шутки плохи. Наверное, суд действовал по закону, а закон суров. Наверное, чиновники и депутаты не смогли помочь не по злой воле – финансов действительно не хватает. Только, слушая свою знакомую, как скрыла произошедшее от мужа, как стыдно ему признаться, что денег на долгожданный летний отдых опять не хватит, как горько ей и как устала, у самого наворачивались слезы. И я искренне не понимаю, не вижу торжества справедливости, в отличие от законодателей и судей, что признали в сложившейся ситуации виновной только эту замечательную женщину. Какие чувства данная история зародила в её сердце, сердце человека, который организует воспитательную работу с подрастающим поколением? Что вообще может передавать бесправная фигура кроме ощущения бесправия? Нет. За таким законом, за таким судом, за такой Россией не будет правды. Нужно что-то менять, ребята.

Оригинал