Дмитрий Ильин

Преподаватель исторического факультета ВятГГУ

Последствия «бэби-бума» или разрухи?

28

Лето вступило в свои законные права. Еще месяц, и в аудиториях и коридорах вузов станет непривычно тихо и пустынно. Но практически в каждом вузе даже в мертвый сезон летних каникул остается очаг, где кипит жизнь. Это место – приемная комиссия. И в преддверии грядущей приемной кампании в вузы хочется обратить внимание на один из ее важных компонентов.

Долгое время целевой прием считался весьма неоднозначным аспектом работы приемных комиссий – механизму «целевки» определенно не хватало ясности, прозрачности и эффективности. Порой абитуриент понятия не имел о том, что его фамилия значится в списке направленных для целевого приема. Обязательства абитуриента отработать энное количество лет за предоставленные льготные условия поступления прописывалось в документах столь туманно, что обойти его не составляло большого труда. Местами «целевка» утрачивала свое предназначение и оставалась лишь привлекательным способом облегчить поступление в вуз. Почти халява. Не всегда, к счастью.

В последние годы ситуация стала выправляться. После вступления в силу нового закона «Об образовании в Российской Федерации» существенно изменилась нормативная база. Права и обязанности организаций и абитуриентов в части трудоустройства после обучения фиксируются более четко, предусмотрены конкретные санкции за их неисполнение. Но нет предела совершенству. Слабых мест и «подводных камней» хватает и теперь. Сильно расширился список организаций, которые могут направлять абитуриентов для целевого поступления. В результате на университет обрушился шквал заявок от школ и детских садов Кирова и особенно – из районов области. Непедагогические направления также не обделены спросом, но такого ажиотажа нет. Безоговорочным лидером по числу заявок стал бакалавриат по профилю «Начальное образование». Кое-кто из коллег ехидно посмеивался, мол, понятно, чем жители области семь лет назад занимались. Кто-то даже сравнил положение дел со знаменитым «бэби-бумом» – всплеском рождаемости в первые послевоенные десятилетия.

Думается, что дело не только и не столько в увеличении числа ребятишек в семьях. Начинает аукаться многолетняя тенденция: имеющиеся кадры не молодели, а молодые специалисты упорно не шли работать в школы. И не только из-за низких зарплат. За два с лишним десятилетия престиж труда педагога снизился в разы в силу целого комплекса факторов.

За 3-4 последних года многое сделано, чтобы обеспечить школы области кадрами. Видимо, пик кризиса пройден. Но это только начало пути, и он будет сложным. Что ж, дорогу осилит идущий.

Оригинал