Елена Овчинникова

Ведущая радио «Эхо Москвы» в Кирове

Лица не общим выраженьем

28

Впервые за три с половиной месяца проживания в Майами я наконец увидела океан таким, каким себе представляла, точнее, хотела бы видеть Атлантику, основываясь на приятных впечатлениях от Черного и реже Красного морей. Увы, океан почти все время штормит, и при вечном волнении в два-три балла купаться совершенно не интересно. То есть плавать невозможно - все время сносит и смывает туда-сюда-обратно, так как волна набегает через каждую, с небольшим гаком секунду, и остается одно: прыгать дуралеем в волнах пока не надоест.

На Черном море я как: плыву вдоль берега час-полтора в одну сторону, затем каботажусь обратно. Посмотрю, если Шурик меня не потерял и дрыхнет тихонько под одеждой, то еще могу на часок - в другую сторону, ну уж а потом на место. Здесь тупое прыганье меня раздражает и, несмотря на всю любовь к воде и дивной ее температуре, довольно скоренько выбираюсь на берег - минут через 30-40.

А тут - обалдеть: присмиревший океан тихо шуршит и рябит по песку (который, вопреки уверениям всех рекламных буклетов, вовсе не золотой, а обычный - цвета сырого песка. Правда с частыми вкраплениями кусочков раковин всех оттенков желтого - генетическому старателю можно мозгом съехать) потрясающей голубизной, синью и бирюзой. Вода хрустальная, прозрачности неимоверной, и на песке лежит золотая сетка от солнечных лучей. В воде мотаются туда-сюда косяки мелкой рыбешки и, о-о-о, мама! Я едва не заорала я на весь пляж, когда из под ноги неторопливо выплыло чудище размером с огромную сковороду: почти идеально круглой формы - сантиметров 70-80 в диаметре - и, лениво махнув плавниками, точнее, сделав волнообразное движение краями туловища, поплыло от берега. У ноги вильнулся полуметровый шип хвоста, и мне очень захотелось домой. Я не трус, но я боюсь. Вдруг эта зараза уже накопила приличный заряд электричества?

Двухнедельные грозы и шторма изменили ландшафт дна: теперь мелко, не выше, чем до талии, метров на 150, а потом начинается еще отмель, где воды чуть выше щиколотки. Забавно смотреть с берега: так далеко от кромки воды - метров 200 точно есть - люди бродят, яко по суху, загорают, купают детей. И волны, идущие к пляжу, разбиваются об естественный волнорез, бурлят, пенятся и дыбятся пенкой, как убегающее молоко. Если добраться до отмели и лечь на пузо, то чувствуешь себя картофелиной в кипящей воде.

В выходные все местные ломанулись на пляж - благодать же - и торчат воде часами. Нет, они не пытаются просто плавать или прыгать в волнах, а развлекает себя катанием на досках. Это не виндсерфинг, а такая забава: пластиковые доски, которые очень здесь недороги, кладут на воду. Кто-то ложится или садится и гребет тихонько руками, кто-то стоит, управлял веслом, потом бултых в воду - и поплыли, а доска, привязанная к ноге тросиком, тянется следом. Затем молодежь собирается в компании, снова каждый громоздится на свое плавсредство и болтают о своем.

Наблюдать за местными - еще одно развлечение на пляже. Молодежь, что от 20 лет и немного постарше (15-16-летние совсем дети - хихикают, дурачатся, кокетничают и делают вид, что большие, под присмотром взрослых) совершенно раскована и очень мало одета. Я сейчас про барышень говорю. Здесь, если белье наружу, то это не упс! - а так надо или "чего такого". Купальники более, чем открытые, и остается очень маленький секретик лишь спереди - под треугольничком. Трусики - тоненькая веревочка на бедрах, остальное, как бы помягче сказать, короче, в анналах. Бюстики тоже открытые, и поражает размер вклада. Дочь пояснила, что здесь очень развита пластика груди, впрочем, как и любые другие пластические операции, и юные девицы щеголяют 3-5 номером бюста.

Кстати, как-то в магазине я пришла в шок: не просто свободно продаются, а в большом количестве и разнообразности, бюстгальтеры на девочку-пятиклассницу, судя по объему белья, но с чашечками 7-9 размера. Этакий ребенок-недокормыш с коровьим выменем.

Да, у нас уже поутихло, но здесь очень распространены тату. Щеголяют в наколках немолодые чернокожие бабищи (так что я начала на полном серьезе задумываться: а не сделать ли мне чего-нибудь этакое?), очень пожилые белокожие пузаны (вот их вид меня притормозил в желаниях), средний возраст и молодежь, школьники, няни и бизнесмены. Причем, цветных татушек почти нет - в основном черные, и на любом месте.

Где? Да где угодно, больше - на показ: ноги, руки, очень много на шее. Бывают обычные - завитушки, цветочки, восточная символика и письмена, драконы огнедышащие и без, и прочие гады. Но встречаются такие, что глаз не оторвать. К примеру, у одной девицы, годам так к тридцати и немного поболее, на предплечье выколота половина женского лица: глаз, бровь, намек на нос и губы - вторая половина как-бы подмышкой. Причем лицо, точнее, его часть, дивной красоты. Жаль, она быстро мимо прошла, а так бы смотрела и смотрела. Или как-то загорали на пляже бодибилдеры. Особенно выделялся один: высокий, с дикими выпуклостями на всех частях тела, с квадратным, но приятным лицом, очень темнокожий, но не негр. Он почти все время ел, гоняя поминутно официантов с харчами и напитками, а люд разглядывая тату на его мышечных буграх: звездищу в половину спины, готические надписи на конечностях и прочие наскальные рисунки.

Потом прибежала девчушечка-ангелочек годиков этак четырех - беленькая, кудрявая, с глазами блюдцами, и поволокла груду мышц в бассейн. Точнее, он понес детку купаться, и она почти уместилась в его ладонь. Папа с дочкой плескались, оба были в восторге. Детка верещала: мамми, паппи и еще что-то по-английски, а он негромко бухтел в ответ. И вдруг отчетливо произнес что-то типа: не кричи, мама сейчас придет, и будет еще лучше. Русским оказался качок. Кстати, здесь много тренируется бодибилдеров: под нещадным пеклом они бегают вдоль океана, наматывая километры по песку, все обвешанные какими-то приборами, или без оных. Немало женщин бодибилдерш, с пугающими раскоряченными телами, совершенно мужскими лицами и каменной мышцей вместо сисек.

Кстати, в той части Майами, что считается туристической, можно даже не бродить по улицам, а тихо сидеть в кафушке или просто на скамейке и под напевы уличного музыканта, в частности под "Отель "Калифорния", глазеть на прохожих. Масса впечатлений от одежды, причесок - особенно у чернокожих и конечно татуировок.

Но вернусь на пляж. Лежу, загораю под зонтом, разглядывая купающихся, и обращаю внимание на группу девиц - человек пять-шесть, что уселись на плотиках поболтать. Девицы весьма колоритные, приятные на лицо и ниже, и вдруг понимаю, что весь ряд загорающих как-то слишком внимательно вглядывается в компанию, кто опершись на локоть, а кто и вовсе поднявшись. Плотики вращаются в волнах, и девицы предстают то передом, то тылом. И когда воздух загустел от напряжения, разглядела и я: у одной барышни, что сидела ноги калачиком, витиевато расписаны обе ягодицы. Нет, не единичные цветочки и завитушками, а плотная вязь на всю территорию. Весьма, к слову, аппетитные полушария у той девицы, поверх которых виднелась ярко-розовая полоска, будто бы изображающая трусы. Многие, но не я и прочие дамы, сразу пошли поплавать, и явно держали в заплыве ягодичный курс. Впрочем, видимо ощутив чрезмерное к себе внимание, девица взяла весло и неумело отгребла от места сборища. Загорающие долго провожали ее глазами и наверняка, как и я, жалели, что такое добро нельзя сфотографировать - при такой тату попа должна быть идеальной формы и отличного содержания. В смысле, объема.

Ну все, пойду укладываться. У нас поздний вечер воскресенья, а у вас понедельник, и многие уже проснулись, чтобы идти на работу после долгих праздников. Здесь, увы, российские праздники совершенно неощутимы, безрадостны и будничны. И от того еще больше хочется домой.

Оригинал