Дмитрий Ильин

Преподаватель исторического факультета ВятГГУ

И снова о ЕГЭ

36

О плюсах и минусах единого государственного экзамена за последние 12–13 лет сказано и написано немало, и, казалось бы, нет смысла «разжевывать» еще раз давно известные факты и точки зрения. Однако в силу своей социальной значимости вопрос о полезности ЕГЭ для системы образования еще очень долго не утратит своей актуальности. И приемная кампания в вузы, краеугольным камнем которой являются результаты ЕГЭ, - хороший повод вспомнить о некоторых «узких местах» единого госэкзамена.

О деградации системы профориентации в масштабах всего государства уже приходилось писать на страницах «БН». ЕГЭ эту деградацию усугубил. С одной стороны, все выглядит красиво – широкие возможности у абитуриента для выбора места обучения (5 вузов по России) и профессии (3 специальности в каждом вузе). Но на практике такая свобода выбора все больше оборачивалась «кашей» в головах абитуриентов. Если раньше старшеклассник определялся с профессией, а потом выбирал вуз (от силы – два-три вуза) и целенаправленно готовился к вступительным экзаменам, то теперь последовательность этапов изменилась. Сначала выбирается ЕГЭ, причем выбор предмета часто определяется его универсальностью (чем чаще он встречается в перечне вступительных в вузы, тем лучше, к меньшему количеству экзаменов надо готовиться) и относительной легкостью, а затем молодой человек начинает искать, куда же он может поступить со своим набором и суммой баллов на бюджетное место. Все чаще приоритеты расставляются именно так: поступить куда угодно, лишь бы платило государство. И уже не удивляет соседство в заявлении одного и того же человека таких непохожих направлений, как «Социология», «Начальное образование» и «Менеджмент». Набор-то ЕГЭ одинаков!

Меня всегда коробило от того, что слово «единый» в названии ЕГЭ трактуется как единственный. Объективность оценки – это хорошо. Однако в форме ЕГЭ невозможно определить, насколько человек способен грамотно излагать свою точку зрения, делать умозаключения и выводы, отвечать на вопросы в УСТНОЙ форме. Последнее особенно актуально для гуманитарных дисциплин. А уж определение уровня грамотности человека на основе тестовых методик – и вовсе абсурд. Похоже, что государственная власть признала пагубность безусловной монополии ЕГЭ в итоговой аттестации школьников, если пошла на возврат такой формы экзамена, как сочинение. Затея, безусловно, благая. Через год сможем пронаблюдать ее реализацию на практике. Очень хочется, чтобы получилось «как лучше», а не «как всегда».

Оригинал