Ольга Шебеко

Специалист по благотворительным акциям.

Я его видела

30

Зашли мы как-то с дочкой в «Jam Moll» прикупить одежды к первому в ее жизни учебному году. Устали, конечно, и поднялись на четвертый этаж, где кафешки и детский лабиринт, порадоваться напоследок детским радостям. И из этого нашего похода по магазинам не вышло бы, конечно, никакого текста, если бы там, на четвертом (я специально обращаю внимание на высоту происходящего) этаже я не увидела его – подростка лет семнадцати с мамой, папой и братишкой примерно моей дочери возраста. И этот подросток был на инвалидной коляске. На четвертом этаже торгового центра. И это было прекрасно.

Почему прекрасно? Да очень по многому. Во-первых, часто ли вы встречаете в нашем городе подростков на колясках? Конечно, они есть. Но видели ли вы их? Если они есть, но их не видно, то где они? А этот – был виден, и был виден очень обыкновенно, как сын и брат обычной семьи, как один из участников общего перемещения всех людей, которые там находили.

Во-вторых, он находился не на улице, а в помещении. Это означает, что он смог туда добраться. И даже если его привезли на машине, дальше-то он двигался сам. Он смог зайти в здание, значит, при входе не было крыльца и порога, а двери были достаточной ширины, чтобы в них прошла коляска. Там был лифт, и достаточно просторный лифт, потому что по лестнице или эскалатору забраться на четвертый этаж нереально. Не могу только сейчас вспомнить, есть ли в «Jam Moll'е» туалеты, приспособленные для людей на колясках. Надеюсь, что есть. Да, извините, если такие темы вас шокируют. Но подумайте, что делать такому человеку, если вдруг ему приспичило (извините еще раз), а в обычной кабинке даже мне, в меру стройной и подвижной бывает сложно развернуться.

И в-третьих, этот парень был с семьей. Абсолютно полной и счастливой семьей, которая воспринимала его просто как сына и брата. Ему даже не помогали, он сам вполне натренированными руками в обрезанных перчатках крутил колеса своей коляски и шел туда, куда считал нужным. И никто из его близких по этому поводу не парился, не следил за ним встревоженным взглядом и не стремился взвалить на себя заботу о его передвижении. И такое доверие – оно тоже дорогого стоит.

Да, кстати, в предыдущем абзаце я не ошиблась в глаголах. Этот мальчишка именно что шел в своей коляске, а не ехал на ней. Дело в том, что ездим мы на машине, в автобусе или на велосипеде, а по земле, асфальту или полу обычно идем. Вот и люди на колясках тоже просят говорить, что они идут, а не едут. Ведь, ко всему прочему, их никто не везет, они движутся сами, пусть и таким, пока что непривычным для нас способом.

И пусть теперь меня обвинят в скрытой рекламе, все равно этот торговый центр пока единственный в нашем городе, где я видела свободно передвигающегося человека на инвалидной коляске. Слово «свободно» в данном случае – это не юмор, а констатация факта. А это говорит о том, что что-то в этой жизни начинает меняться. И это обязательно к лучшему.

Поэтому у меня к вам просьба. Если, проходя по улице, вы вдруг встретите человека с белой тростью, опорой типа «стульчик», костылями или на коляске, не отводите взгляд и не пытайтесь сохранить дистанцию, а просто улыбнитесь ему и, если понадобится, спросите, не нужна ли ему помощь. Пусть эти изменения коснутся и нас с вами.

Оригинал