Крупняку – рубль, мелкому – грошик

1850
Почему в магазинах аграрного Афанасьевского района торгуют пермским молоком.
 
Афанасьевский – это единственный район на северо-востоке области, который сохранил своё сельское хозяйство, причём сохранил не благодаря помощи из Кирова, а, скорее, вопреки трудностям в её получении, то есть без особых субсидий. Колхозы у нас мелкотоварные, специалистов-бухгалтеров, чтобы бумаги выправить на получение господдержки, у них нет. Так что всё легло на сельхозотдел райадминистрации, и надо отдать ему должное – потел да делал. Благо, руководители районные все, что называется, «от сохи». В итоге, правда, получилось как всегда: крупняку – рубль, мелкому – грошик. Например, агрофирме «Гордино» за засуху возместили почти миллион рублей, а остальным за погубленные природой посевы посчитали по такому низкому коэффициенту, что на поездки в Киров больше денег ушло. А в другой раз дали по тысяче на корову – копна сена дороже! – но всё так забюрократили, что люди плюнули на оформление бумаг. Хотя, например, у соседей – в Пермской области – почему-то нашли способ сделать всё по-людски, сразу перечислив деньги на личные счета.
 
И, кстати, переживают владельцы наших личных подсобных хозяйств больше не из-за субсидий, а из-за того, куда произведённое сбыть. Система заготконтор давно рухнула, колбасный цех райпо закупает мясо где-то на стороне, а сдавать продукцию за бесценок колхозам или тем частным ооошкам, которые из колхозов сделали некоторые председатели, крестьяне не желают.
 
В 2010-12 годах в афанасьевской деревне Вок в огороды загоняли трактор с картофелекопалкой – вручную полгектара до зимы было не выкопать. Это тонны картошки. Думали, будет куда выгодно сдать. Облом. На весь район был замечен лишь один заезжий закупщик картошки, да и тот её на арбузы менял, причём кило южной ягоды оценивал втрое дороже, чем кило нашего «второго хлеба». Втрое снизило цены на закуп и местное райпо: если в 2010 году там давали по 10 рублей за кило, то в 2011-м – только пять, а в 2012-м и вовсе до трёх с полтиной дошло. То есть выгодней стало скоту скормить, чем продавать. И скормили б – если бы он был, скот. Но где он?
 
Ещё десять лет назад в райцентре было с десяток коровьих стад, и не по паре голов каждое, а полноценных – как на доброй колхозной ферме. Споры за пастбища были – при богатющих-то камских заливных лугах! Сегодня на весь четырёхтысячный посёлок осталось одно стадо в двадцать коров вместе с телятами. Ни коз, ни овец – разве что петух кое-где кукарекнет...
 
Почему? Сыграл свою роль, конечно, и запрет подворного убоя, который застал селян врасплох, хотя пару убойных пунктов в районе всё-таки соорудили. Какое-то время, невзирая на запрет, продолжали забивать по старинке, но больше, конечно, стали возить живым весом. Скот тощал, разумеется. Но главная причина развала частного животноводческого сектора в том, что крестьянину стало некуда сбывать молоко и мясо: цены закупочные практически равны себестоимости производства. «Почему в районе не принимается никаких мер, чтобы сельские жители не испытывали проблем со сдачей мяса?», – задала в конце 2013 года вопрос через районную газету жительница села Савинцы. Куда-де только ни звонила. Всюду разводят руками. Дескать, это проблема государственного масштаба. Но почему тогда в районе монополия райпо и «Прикамья», которые скот принимают по такой смешной цене, что прослезишься? На весь райцентр – одна местная «мясная лавка» того самого колхоза «Прикамье» (или крестьянско-фермерского хозяйства – разницы нет, потому как руководит тем и другим один человек), чья контора в километре от районного Серого дома. Но очередей возле их беленького киоска не наблюдается. Уж больно цены кусючи. 
 
Единственное молокоперерабатывающее предприятие аграрного района, маслозавод, – построенный (минуточку!) в тяжелейшем военном 1942-м, – в конце мирного прошлого века загнулся: его владельцы не смогли сговориться с крестьянами о закупочной цене, и теперь тут какой-то магазин. Так что без своего молока афанасьевцы остались, почитай, уже лет пятнадцать назад. Райпо дважды в неделю – по вторникам и четвергам – пришлось гонять за ним машины в Киров (а это 250 километров в один конец). По средам и субботам наладили поставки пакетированного молока из Омутнинска (а это 80 километров в один конец). А в магазин «Магнит» по пятницам везли «молочку» аж из Богородского, до которого и вовсе 400 километров. И так – пока представители Верещагинского молочного комбината, что в Пермской области, не вышли с предложением к местному райпо о поставке своей продукции, причём доставлять свою продукцию (молоко, сметану, творог, йогурты) за 168 километров пермяки вызвались своими силами. И с марта 2015-го афанасьевцы, наконец, получили возможность покупать свежее молоко в любой день недели.
 
Некстати покачивают головой крестьяне: мы что, только и можем сырьём торговать? Получается, что да. Производя в день минимум десять тонн молока, внутри себя район реализует максимум несколько фляг. Всё остальное уходит в Пермь, в Удмуртию (туда отправляет сырьё ведущее сельхозпредприятие района – ОАО «Агрофирма «Гордино») и в Омутнинск. Потому и пьют афанасьевцы молоко «импортное» – с тройной, как минимум, наценкой. Такая вот аграрная вятская политика.
 
P.S. В ноябре депутаты районной думы заслушали информацию о том, как выполняется муниципальная программа «Развитие агропромышленного комплекса в Афанасьевском районе» на 2014-20 годы, однако в открытом доступе этой информации пока нет. На начало 2016 года, по данным районной администрации, производством сельскохозяйственной продукции в районе занимались 14 предприятий, при этом 73% их суммарной выручки пришлась на продукцию животноводства. Объём производства мяса в 2015 году составил 387 тонн, молока – 5,37 тысячи тонн при товарности в 85%. На переработку молоко отправлялось не каждый день (за исключением агрофирмы «Гордино»), особенно в зимние месяцы, отчего терялась сортность. Высшим сортом за 2015 год было отправлено только 73%. Отрицательным моментом остаётся снижение поголовья – как в целом КРС, так и коров – в сельхозформированиях и на частном подворье. Поголовье скота в общественном секторе на 1 января 2016 года составило 3421 единицу – на 81 голову меньше, чем на аналогичную прошлогоднюю дату.
 
Подпишись на канал в
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ